Перейти на главную страницу





главная страница | наши сотрудники | фотобанк | контакт
 



  Цели и задачи Центра  
  Текущий комментарий  
  Тема  
  Автор дня  
  Социология и политика  

  Аналитика  
  Социологические исследования  
  Публикации и интервью  
  Новости  


"Хотелось бы верить, что Украине удастся найти правильную формулу взаимоотношений и с Россией, и с ЕС"


21.08.13

На данный момент большинство российских экспертов и многие их авторитетные коллеги на Украине сходятся во мнении, что ассоциация этой страны с Европой, запуск которой предварительно запланирован на ноябрь этого года, принесет Киеву лишь экономические убытки. Стороны расходятся только в оценке продолжительности этого периода бюджетных потерь. Однако правительство, привлекаемое мыслью о возможности в будущем стать членом Европейского союза, несмотря на резкое похолодание отношений с Москвой, продолжает активно готовиться к форсированному сближению с ЕС. Эксперт Киевского центра политических исследований и конфликтологии Антон Финько в интервью «Политком.Ру» размышляет над политическими и экономическими последствиями этого шага Украины.

Как Вы оцениваете перспективы подписания Украиной Соглашения об ассоциации с ЕС? Какие факторы будут оказывать наибольшее влияние на исход этого процесса?

На сегодняшний день абсолютное большинство экспертов сошлось во мнении, что Соглашение будет подписано в ноябре с.г. на Вильнюсском саммите «Восточного партнерства». Напомню, что 15 мая Европейская комиссия одобрила проект решения Совета ЕС в отношении подписания Соглашения об ассоциации. Ранее, в апреле в ходе переговоров украинской правительственной делегации в Брюсселе с вице-президентом Европейской комиссии Олли Реном было заявлено о том, что стороны берут на себя обязательства сделать все возможное для того, чтобы подписать Соглашение в Вильнюсе.

Преимущественно благожелательная, хотя и с элементами дозированной критики тональность в высказываниях европейских официальных лиц; евроусердие, проявляемое официальными инстанциями в Киеве (до конца июля должно быть завершено согласование текста Соглашения между правительственными ведомствами с последующей передачей его министерству юстиции для получения окончательного юридического вердикта); амнистия бывшего министра внутренних дел Юрия Луценко; активность в брюссельских коридорах власти решительных сторонников заключения ассоциации, таких как еврокомиссар по вопросам расширения и политики соседства Штефан Фюле – все это является явными свидетельствами подготовки заключения Соглашения.

В то же время в общем хоре ожидающих заключения Соглашения есть одинокие голоса отдельных информированных экспертов, придерживающихся прямо противоположного, причем, сугубо категорического мнения: в Вильнюсе, на самом деле, никакой ассоциации не будет. Эти эксперты полагают, что все зависит в конечном итоге от решения Германии, а здесь, мол, все еще сильны позиции тех, кто выступает против каких-либо дальнейших поползновений ЕС на Восток. Правда, в СМИ широко цитировалось сделанное в Полтаве заявление немецкого посла в Украине Кристофа Вайля о том, что Германия уже не против подписания Соглашения в Вильнюсе. К тому же в ряду сторонников ассоциации и ЗСТ с Украиной принято зачислять и бизнес-круги Германии, заинтересованных в расширении рынков сбыта на востоке Европы. Однако упомянутые эксперты-скептики все равно утверждают: отношение к ассоциации на уровне федерального канцлера, на самом деле, не изменилось. При этом многое будет зависеть от итога федеральных парламентских выборов 22 сентября.

Скажу так, правы те, кто считает: по состоянию на данный момент вероятность подписания Соглашения чрезвычайно высока. Однако дело отнюдь не является предрешенным, и обстоятельства могут измениться к ноябрю.

Каковы политические последствия подписания Соглашения для взаимоотношений Украины и России?

Европейский союз является чрезвычайно важным торговым партнером для Украины, также как и для России, с которым нельзя не считаться. Влияние Брюсселя на его восточной периферии является очень серьезным фактором. Несмотря на то, что его престиж вследствие финансового кризиса, замедления темпов роста, переноса многих предприятий в азиатские страны и ослабления духовной-гегемонии «старой Европы» за последние годы поблек, ЕС так или иначе сберегает славу, в особенности в Украине, в качестве едва ли не наиболее мощной инновационной экономики мира, обладающей колоссальным инвестиционным потенциалом, а равно образцовой демократической и социальной моделью. В Украине то, что называется «европейским выбором» расценивается зачастую как инструмент модернизационных изменения общественных отношений внутри страны. ЕС рассматривается, по выражению одного из украинского экспертов, как «внешняя среда влияния, способная удерживать Украину в параметрах положительной динамики».

Для многих же представителей правящих и интеллектуальных кругов истовая вера в европейские ценности и вовсе заменила ревностное исповедание ими же в период советской Украины грядущего пришествия коммунизма. Евросоюз превратился в их представлениях в некое современное подобие воплощенной в жизнь мессианской утопии Китеж-града, перекочевавшего со Светлоярского озера на Запад, в котором реализовалась сокровенные исконные народные мечтания о счастливой и гармоничной жизни для всех и каждого.

При этом, однако, что касается столь приземленных материй как Соглашение об ассоциации и создания с ЕС зоны свободной торговли к хорошо считающим каждый цент брюссельским бюрократам и далеко не столь трезвомыслящим киевским официальным лицам есть очень серьезные вопросы. Киев оказывается в сфере прямого политического и экономического влияния Брюсселя, однако при этом (в отличие от Болгарии, Польши, Румынии, Балтийских стран, Хорватии) Европейский союз никаких обязательств по включению Украины в свой состав принимать на себя не собирается. По крайней мере, на данный момент, как и ранее, о «европейской перспективе» Украины никто даже не заикается.

Это довольно комфортная для брюссельских чиновников ситуация: получить политические права, а также расширить присутствие на восточноевропейских рынках сбыта права, при этом не взяв на себя каких-либо обязанностей. Украина может, таким образом, десятилетиями дожидаться в «европейской очереди», составив компанию Турции, и при этом попав в одностороннюю зависимость.

Более того, Брюссель получает дополнительные рычаги политического воздействия, используя вопрос о ратификации. Известно, что Соглашение вступает в силу только после ратификации его Европейскими парламентами и законодательными органами стран – членов Европейского союза

Правовые, экономические, социальные, политические стандарты Украины весьма далеки от высоких требований ЕС (правда, вряд ли с этой точки зрения Украина заметно отличается, например, от таких членов Европейского Союза как Болгария или Румыния). Однако и без того всегда можно будет найти какую-нибудь очень важную брюссельскую директиву, сославшись на невыполнение которой официальным Киевом можно будет затормозить ратификацию и потребовать от Украины каких-то новых уступок, к примеру в сфере торговли.

При этом Киев во многом лишается свободы рук в дипломатическом маневрировании и возможности сближения со столь важным стратегическим партнером как Россия. Таким образом, Украина остается за бортом системы Европейского союза, приобретая, однако, перед нею обязательства, и исключается из интеграционных проектов, лоббируемых Москвой.

Украина и Россия заметно отдалятся. В России возобладает позиция тех, кто не заинтересован в углублении отношений с Украиной по экономическим причинам. Речь идет, как отмечают российские эксперты, например, о металлургическом лобби.

Августовская малая таможенная война между Россией и Украиной носит с этой точки зрения более чем симптоматический характер. Российская сторона явно использует ситуацию в качестве угрожающего предупреждения, давая понять, что в случае подписания Укра¬иной соглашения об ассоциации с ЕС Россия предпримет оградительные меры, мотивируя это необходимостью пресечь проникновение на свой рынок европейских и турецких товаров транзитом через украинскую зону свободной торговли с ЕС. Естественно, что такие действия самым непосредственным образом заденут и украинский бизнес.

Будет ли для Киева закрыта дорога в Таможенный союз, если В.Янукович подпишет ассоциацию с Евросоюзом?

Известно заявление Сергея Глазьева: «Если Украина в ноябре подпишет соглашение о ЗСТ с ЕС, то юридически она уже никак не сможет вступить в Таможенный Союз».

Каковы общие политические и экономические риски подписания Соглашения для Украины?

Эксперты и политики, поддерживающие идею присоединения Украины в состав ТС, в максимально откровенных выражениях заявляют, что ассоциация и создание ЗСТ с Евросоюзом будут иметь для Украины характер национальной катастрофы.

Она заявляют, что, во-первых, еще более увеличится и без того очень значительное отрицательное сальдо в торговле с ЕС. Во-вторых, Украина окажется без жизненно необходимой для ее экономики скидки на газ, обещанной Россией. В-третьих, будет нанесен решающий удар по высокотехнологическим отраслям украинской экономики, особенно машиностроению, ориентированным на рынки ТС. В-четвертых, Россия и Таможенный союз в целом для защиты своего рынка начнут в отношении Украины торговые войны, апеллируя к необходимости оградить себя от европейских товаров, которые хлынут на украинский рынок. При этом, как угрожает российская сторона, могут быть применены такие средства как таможенные тарифы, антидемпинговые пошлины и фитосанитарные нормы. Москва еще до августовского таможенного конфликта просигнализировала о серьезности своих намерений, объявив об отказе продлить квоты на поставки украинских труб. Ранее возникли проблемы с ввозом в Россию из Украины шоклода, угля, стекла. В-пятых, под угрозой может оказаться украинская рабочая сила, находящаяся на заработках в РФ. Наконец, в-шестых, представители России высказывают общую угрозу исключить Украину из ЗСТ со странами СНГ, что подрывает киевскую идею «одновременного нахождения в двух зонах свободной торговли» и т.д. и т.п.

Конечно, от всего этого можно было бы отмахнуться как от преднамеренной алармистской пропаганды. Но настораживает то обстоятельство, что ропот и нарекания по поводу отношений с ЕС исходят и со стороны экспертов, являющихся критиками Таможенного союза. К примеру, Павел Гайдуцкий, бывший министр сельского хозяйства Украины, также заявил о том, что «внешняя торговля Украины с ЕС пока не является определяющей для евроинтеграции, а ее эффективность – довольно низкая и несбалансированная. Неадекватность условий Соглашения о зоне свободной торговли между ЕС и Украиной может привести к еще большему дисбалансу во внешней торговли и росту отрицательного сальдо для Украины. Введение Таможенным Союзом повышенных ставок ввозной пошлины для Украины не компенсируется частичной либерализацией в торговле с ЕС, что может увеличить общие потери Украины в сфере внешней торговли».

Более того, еще в октябре 2010 года сотрудник аппарата Еврокомиссии Филипп Куиссон с оговорками отметил, что после заключения Соглашения с ЕС Украина понесет бюджетные потери. А один из весьма информированных и серьезных представителей украинских правящих кругов признал в начале 2012 года, что Соглашение с экономической точки зрения выгодно ЕС, а не Украине, и на протяжении первых пяти лет украинскую экономику ожидают серьезные проблемы. Но Украина собирается подписать его из политических соображений, дабы реализовать идею «европейского выбора».

Однако здесь вновь возникают закономерные вопросы: о какой реализации «европейского выбора» может идти речь, если на сегодня Брюссель не берет на себя обязательств по включению Украины в состав ЕС; может ли радостное ожидание Европейского царства всеобщего изобилия на украинской земле возместить экономические потери от сверхвысоких цен на газ; каким образом нынешняя власть с ее по преимуществу русофильским электоратом сможет объяснить надвигающуюся торговую войну с Российской Федерацией?

Все это вызывает тревогу и озабоченность. И очень хотелось бы верить, что до ноября этого года Украине удастся найти правильную формулу взаимоотношений и с Россией, и с Европейским Союзом. К сожалению, вспоминается печальная история со вступлением в ВТО. В мае 2008 года по согласованному решению украинского правящего класса («за» не голосовала только лишь фракция компартии в Верховной Раде) Украина присоединилась к ВТО исходя из принципов «любой ценой раньше России», «главное – не интересы отечественных производителей, а возможность в будущем привлечь иностранные инвестиции». В результате страна оказалась в ВТО на невыгодных для себя условиях и вынуждена была во второй половине 2012 года подать заявку на пересмотр пошлин по 350 товарным позициям.












Copyright © 2002-2012 Киевский центр политических исследований и конфликтологии
Copyright © 2002-2012 Центр эффективной политики

При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.






bigmir)net TOP 100