Перейти на главную страницу





главная страница | наши сотрудники | фотобанк | контакт
 



  Цели и задачи Центра  
  Текущий комментарий  
  Тема  
  Автор дня  
  Социология и политика  

  Аналитика  
  Социологические исследования  
  Публикации и интервью  
  Новости  


Зачем власти эксперименты с клоуном Луценко?


01.06.11

Михаил Погребинский, директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии, рассказал «Полемике» об ошибках власти, о своем разочаровании в молодых политиках, о необходимости воздержаться от немедленного выбора между ЕС и Россией, о потребности страны в новых партиях, о том, куда, собственно, идти нашей стране...

- Поддержка правящей коалиции постепенно падает. Какая политическая сила потенциально могла бы заполнить эту нишу, какой должна быть её идеология?

- Среди действующих политических сил я не вижу такого субъекта, на который можно было бы рассчитывать, и мне очень жаль. Какие-то ожидания стратегического плана перед президентскими выборами я связывал с Тигипко, поскольку он не украинский националист, он успешный бизнесмен с политическим опытом. Он имеет либеральные взгляды на экономику. И действительно, результат президентской кампании показал, что Тигипко получил поддержку в крупных русскоязычных городах центра и востока страны и даже в Киеве. Я говорю «даже», потому что Киев только геометрически или формально является центром страны, а идеологически он сильно смещён в сторону Львова.

Но после выборов Тигипко решил связать свою дальнейшую политическую судьбу с Януковичем, и это в итоге привело к потере половины его электоральной поддержки. Не остаётся шансов на то, что он будет занимать нишу либеральной европейской партии, которая критикует партию власти за «дирижизм» в экономике, за попытки монополизировать всё, что только можно, поставить смотрящих по всем секторам, ограничить естественную конкуренцию и т.д. Тигипко вписался в сегодняшнюю систему власти и сам постепенно исчезает из политики. Я не исключаю каких-то вариантов возрождения, если он хлопнет дверью и уйдёт. Но, в целом, связанные с ним ожидания не оправдались.

Теоретически, если бы Яценюк был не тем, кем он сегодня является - а является он циником, использовавшим ту опору, которая у него была в родных местах и выбравшим для себя националистическую нишу, кооперирующимся со «Свободой» во Львове - то по человеческим качествам он бы мог возглавлять такую силу. Ведь он имеет вкус к политике. Но он определённо и безнадёжно смещён именно в сторону национализма.

Больше никаких игроков, которые могли бы собрать вокруг себя актив и предложить какую-то платформу, нет. Как я уже сказал, неплохо было бы иметь праволиберальную в экономическом смысле оппозицию, опирающуюся на промышленные центры востока с базисом в крупных городах, в основном, русскоязычных. Я бы не включал сюда Луганск и Донецк - это отдельная сторона, а речь идёт о центре, о диагонали Киев -Харьков - Днепропетровск - Запорожье - Одесса.

Что же касается Донецка, Луганска и Крыма, то тут более естественно получить политическую силу левоцентристского толка, поскольку здесь большой промышленный потенциал и большое количество наёмных рабочих. Конечно, она могла бы конкурировать и с либералами в центре. Эта была бы партия антиолигархического толка с упором на права и интересы наёмных работников. Такой политической силы в Украине вовсе нет. Ведь все эти левые - они не настоящие. Они не имеют ясного антиолигархического лица, они в коалиции с олигархической партией и явно ведут себя как младшие партнёры именно этой политической силы.

Конечно, перед выборами они что-то такое будут изображать, но ясно, что это несерьёзно. Была масса попыток создания левоцентристской партии, но всё это чистая конъюнктура. Я убеждён в том, что место для такой партии есть, но оно пустует, а людям просто не за кого голосовать. В следующем году будут парламентские выборы. Многие люди поддержали бы ненационалистическую альтернативу, украинскую силу, которая считала бы, что с вектором европейской интеграции можно погодить; что будут более благоприятные времена для этого, когда Россия и Европа найдут способы интеграции и когда наполнится содержанием представление о Едином экономическом пространстве, о котором Путин говорит: «от Владивостока до Гибралтара», - и когда Украина неконфликтно впишется в эту структуру. То есть такая сила, с одной стороны, выступила бы как евроскептик. С другой стороны, она имела бы сильные антиолигархические элементы, момент защиты всех наёмных работников, включая и самый малый бизнес. Потому что у среднего бизнеса и более крупного, чем средний, другие интересы, и им нужна была бы либеральная партия.

Обе таких оппозиционных силы нужны, обеих нет, и люди, которые могли бы за них голосовать, либо просто не пойдут, либо вынуждены будут голосовать за партию власти. Кто-то из-за раздражения действиями партии власти может проголосовать за маргиналов.

- Что касается отношений с Россией, вы упомянули только ЕЭП. Какой должна быть культурная политика и политика идентичности у оппозиционных сил на востоке? Могут ли они вообще обойти этот аспект, чтобы не задевать больные места и не провоцировать конфликт, или всё-таки нужно как-то артикулировать эти вещи?

- Отношения с Россией являются и ещё долго будут геополитическим маркером, который обойти невозможно. Все оппозиционные Партии регионов силы, которые должны играть на востоке и юге страны и в городах центра, должны в той или иной форме быть евроскептиками и сторонниками интеграции с Россией разной степени. Наёмные работники, Донецк, Луганск и Крым должны занимать позицию максимального сближения при сохранении украинской государственности. Соответствующая политическая сила должна идти к своему электорату со словами о том, что это наши самые близкие партнёры, и мы должны в экономике, информационной и гуманитарной политике быть вместе и решать вместе все задачи, стоящие в ХХІ веке. Это, условно говоря, наиболее пророссийская и самая евроскептическая политическая сила.

Но желательно, чтобы эти партии занимали близкие позиции по вопросу о политической структуре украинского государства. Примером им должна служить европейская модель, а не российская.

Таким образом, мы построили два идеологических конструкта, с которыми можно было бы спокойно жить дальше. Партия власти отдала бы часть своего электората и, поскольку у нас уже есть непарламентские изменения в Конституции, она бы сохранила свою власть, учитывая президентский пост, но парламент уже был бы другим. Он занимал бы более независимую позицию, его нельзя было бы по любому поводу наклонить. И я даже думаю, что партия власти вынуждена была бы пойти на компромиссы с одной из этих политических сил, а лучше с обеими, в определённых вопросах: в части демонополизации, евроскептицизма и т.д.

- На каком основании они должны быть евроскептиками? Просто потому, что это востребовано у избирателей?

- Сами по себе избиратели не станут евроскептиками, это просто работа информирования. Пришлось бы объяснить им, что Украина, интегрируясь в Европу на условиях Европы, создаёт проблемы в отношениях с Россией, что невозможно сидеть на двух стульях. Это сказал один раз Медведев, и это будет программа воспитания украинского общества на довольно длительное время. Раньше было время, когда они говорили: если вам хочется в ЕС, пожалуйста! Мы только против НАТО. Я никогда не верил в эти слова. Если отключить стратегический фактор, а говорить только о тактической, краткосрочной перспективе, то очевидно, что преимущества интеграции с Россией больше, чем перспективы вхождения в Европейский Союз, так как в ЕС Украина через пару десятков лет вошла бы как слабый на условиях сильного. В ЕЭП есть шанс игры с Белоруссией и Казахстаном против России - а в Европе мы можем быть только в роли самой младшей, мизерной, никем не замеченной, используемой.

Я знаю по опросам, что, когда людей ставят в положение выбора между интеграцией на Запад и интеграцией на Восток, то люди на востоке и юге, и даже в центре совершенно определённо, с очень большим преимуществом говорят: нет-нет, если есть угроза, что появятся кордоны на границе с Россией, то никакой интеграции с Европой нам не надо.

- Тем не менее, украинские власти на протяжении большей части периода независимости пытались проводить именно политику двух стульев.

- Я бы сказал, что они пытались маневрировать, исходя из своего частного интереса. Пока Кучму воспринимали на западе как нормального некоммунистического лидера, он отдавал в этом маневрировании предпочтение как раз европейскому, а не российскому, вектору. Это проявлялось и в гуманитарной политике Кучмы, и в том, что он позволил записать в военную доктрину тезис «наша цель - НАТО». А когда стало ясно, что на Западе Кучма воспринимается как никому не нужный, он начал двигаться в другую сторону, отдавать предпочтение российскому вектору. Но сейчас ситуация изменилась, Россия усилилась и не хочет больше терпеть маневров. Она говорит: определяйтесь! Откажетесь окончательно от Таможенного союза, от вхождения в Единое экономическое пространство с нами - за всё будете платить так, как платят те, кто нам не интересен, возможно, даже больше, чем Германия. Потому что с Германией они договорились строить «Северный поток», у них есть общие бизнес-интересы; с Болгарией - «Южный поток»...

- То есть у Кучмы это была не осмысленная политика, а лоббирование собственных интересов?

- Всегда играл роль вопрос: «что я буду от этого иметь?» Но я, конечно, не считаю, что Кучма не был патриотом. По-своему он представлял себе, что Украина должна защищаться и от агрессивных претензий ребят в Москве, и от американского давления. В итоге всё это превращалось в некоторую доктрину маневрирования.

У Ющенко была совсем другая доктрина, это тоже был некий вариант понимания патриотизма в его концепции: всё, что исходит из Москвы, - плохо, и поэтому нужно с большими жертвами уйти от Москвы. Сейчас опять возвращается вариант, когда прежде всего - мои властные возможности, мои интересы, и именно они определяют мою философию нового маневрирования. Поэтому и кажется, что отказаться от видимости сближения с Россией можно, так как были харьковские соглашения, и этого достаточно, теперь нам всё простят - поэтому давай маневрировать на Запад. А не получится: сегодня придётся дальше делать значимые шаги.

Агитаторы антироссийского направления прямо говорят: Европа согласилась на ускорение процесса включения Украины в зону свободной торговли, потому что они почувствовали, что Россия усиливается, и надо остановить этот процесс поглощения Россией Украины, не допустить вхождения в таможенное пространство. Националисты признают, что это игра Европы имеет лишь цель не дать усилиться России за счёт включения Украины в Таможенный союз. То есть это чисто политическое, а не экономическое решение. Аргументов украинского экономического интереса они не приводят. Если русские говорят: заходите к нам, у нас есть такие-то преимущества, то та сторона вообще ничего не говорит, кроме того, что нельзя допустить включения Украины в российское поле влияния. Но они не обещают нам решать наши экономические проблемы!

- И что делать?

- Моя точка зрения такова: ввиду настолько сложной сегодняшней ситуации я бы притормозил и взял паузу во всех направлениях. У нас есть нерешённые проблемы, которые никак не зависят от того, интегрируемся мы туда или сюда.

Пока наведение порядка в стране прошло на самом минимальном уровне. От полного бардака, который был при Ющенко и Тимошенко, мы перешли к довольно уродливой структуре порядка, когда для того, чтобы контролировать финансовые потоки, всюду стоят специально поставленные люди. Так не работает современная экономическая и государственная система. Поэтому нужно провести очень серьёзные реформы, и совсем не факт, что их легче будет проводить, если власть подпишет что-то с Европой или примет решение о вхождении в таможенный союз с Россией и Белоруссией.

Я бы объяснил на западе и на востоке, что мы делаем некий переходный период. После этого мы формулируем свои требования о вхождении либо в Таможенный союз, либо в ЗСТ с Европой, которая сама по себе, без вхождения в Европейский Союз, вообще не нужна. Она принесёт больше вреда украинской экономике, чем пользы, потому что тогда у нас вообще не останется украинских продуктов. Впрочем, я в этих вопросах не профессионал, это дело экономистов.

- Во внутренней политике сегодня в центре внимания дела Тимошенко и Луценко. Считаете ли вы шаги власти оправданными?

- Я не удивлюсь, если через полгода искренние сторонники Партии регионов скажут: мол, вы только и умеете, что с женщиной бороться, но это всё ерунда, вы обещали то-то и то-то, а на самом деле коммунальные платежи растут, цены на бензин растут, пенсионный возраст хотите повысить, а здравоохранение как было в ужасном состоянии, так и осталось... Взяли какого-то недоумка, посадили, который голодает и не дай Бог умрёт - так вообще будет подготовлено общественное мнение антирегиональное. Потому что, как бы там ни было, но он не воспринимается как серьёзный враг. Это же не такое отношение, как отношение крымчан и донетчан к нацистам, нападавшим на ветеранов во Львове. Луценко - он ведь политик карнавального типа, к чему проводить такие эксперименты с клоуном?

Есть масса примеров, когда сегодняшняя власть устраивает своих поваров, секретарей и прочих на ответственные государственные должности, платит им госзарплату, даёт ранги госслужащих и социальное обеспечение... И на этом фоне: Луценко был министром и устроил квартиру своему человеку - это что, повод, чтобы довести его до смерти? Вы сделали из клоуна героя. А что за обвинения в адрес Тимошенко, которую, конечно, избиратели ПР не любят, но могут спросить в конце концов - что это за обвинения, что она купила машину для кого-то, она что, её себе украла? И вы же нигде не сказали, что она украла эти деньги, ни разу! Она забрала у этого олигарха газ, допустим, сто раз незаконно. Но она забрала и не положила себе в карман. Поэтому люди могут пересматривать своё отношение и к Тимошенко, и к власти.

- Всё зависит от успешности дальнейшей политики?

- Именно так. Пока главное достоинство власти в том, что она не сделали фатальных ошибок, но она делают много мелких и при этом не достигает позитивных результатов. Они уже больше года у власти - хоть что-нибудь произошло в здравоохранении? Ничего. Табачник на своём месте что-то делает, правильно или неправильно, но там есть какая-то деятельность. Вот уволили министра здравоохранения. А Акимову почему не отправили в отставку? Как штаб реформ - тянет ли она?

Кондратий Николаев, специально для «Полемики»












Copyright © 2002-2012 Киевский центр политических исследований и конфликтологии
Copyright © 2002-2012 Центр эффективной политики

При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.






bigmir)net TOP 100