Перейти на главную страницу





главная страница | наши сотрудники | фотобанк | контакт
 



  Цели и задачи Центра  
  Текущий комментарий  
  Тема  
  Автор дня  
  Социология и политика  

  Аналитика  
  Социологические исследования  
  Публикации и интервью  
  Новости  


Цена интеграции


10.10.11
[«Известия в Украине»]

У нас редко случается, чтобы какое-то внешнеполитическое событие привлекало столь пристальное внимание, как недавно прошедший в Варшаве саммит Восточного партнёрства. Это такое мероприятие, на котором встречаются лидеры стран ЕС и руководители стран - восточно-европейских соседей ЕС. Правда, на этот раз далеко не все лидеры «старой Европы» почтили саммит своим присутствием – видимо, у них нашлись дома более важные дела и немудрено, Европа на пороге новых серьёзных испытаний. Чего стоит ожидаемое банкротство Греции, на очереди Португалия… Тем не менее, формальное руководство ЕС, Ангела Меркель и ряд других влиятельных европейских лидеров сфотографировались на память о саммите вместе с лидерами стран-соседей.

Каковы же основные итоги саммита? Что, как говорится, для нас, украинцев, «в сухом остатке»? Кто, грубо говоря, выиграл, а кто проиграл по итогам саммита?

Если вести речь о Европе, где, что бы ни говорили, есть «старшие братья» и восточно-европейские новобранцы, то эти самые «старшие» настояли на своей версии понимания Восточного партнёрства, как проекта комфортного сосуществования со странами соседями. В отличие от того, как хотели бы рассматривать Восточное партнёрство сами страны-соседи, а именно – как этап на пути своей полной интеграции в Европейский Союз, т.е., как этап на пути к членству в ЕС.

Этот «выигрыш» Старой Европы зафиксирован тем фактом, что все наши попытки договориться с европейцами о включении в фактически уже готовое к подписанию Соглашение об ассоциации с ЕС положения о перспективе членства для Украины, не увенчались успехом. Наиболее ясно и недвузначно выражает эту позицию министр иностранных дел Франции Ф. Фийон, который в кулуарах саммита сказал, что понимает «ожидания Украины и Грузии, но было бы неэффективным начинать сегодня дебаты об окончательной форме связи ЕС с этими странами». В этом вопросе Германия, по-видимому, занимает аналогичную позицию, но не высказывает её публично столь определённо. И даже наши православные братья – греки - и те отказывают нам в перспективе членства, о чём сообщил посол Украины в Греции накануне визита туда В.Януковича. Мол – «сейчас не самое лучшее время для разговоров о расширении ЕС, самим бы как-то управиться со своими проблемами…».

Самое настораживающее в этом упорном отказе европейцев записать в документе перспективу членства для Украины то, что в действующей редакции Договора о ЕС есть статья 49, в соответствии с которой европейская страна, выполнившая все необходимые условия, может стать членом ЕС. Таким образом, мы просим лишь о том, чтобы европейцы ещё раз подтвердили то, что и так записано в их основополагающем документе. Но они не хотят даже упоминания этой статьи ни в каких документах, ни в Декларации саммита, ни в Соглашении об ассоциации. К тому же, все европейские страны, проходившие путь в ЕС через этап ассоциации, получали в той или иной форме заверения в перспективе членства в тексте Соглашения об ассоциации. Отказывают - только нам.

В этой связи вспоминается шутка одного эксперта, кажется из Франции, который по этому поводу как-то сказал: Украина станет членом ЕС после Турции, а Турция (уже 50 лет стоит в очереди на членство) – никогда не станет членом ЕС!

При этом европейцы очень недовольны тем, что украинская сторона настаивает на том, чтобы Соглашение об ассоциации с ЕС подписывалось на 10 лет. Хотят – бессрочного Соглашения. Иными словами, европейцы как бы говорят нам – берите на себя бессрочные обязательства, а мы даже долгосрочных брать на себя не намерены. При этом обвиняют нас в том, что мы, якобы окончательный выбор ещё не сделали и можем через 10 лет изменить вектор наших интеграционных планов.

Для меня такая позиция европейцев означает лишь одно: в их планах нет и, по всей видимости, никогда не будет полноценной интеграции Украины в ЕС. Их геополитическая игра, и Восточное партнёрство – элемент этой игры, заключается в том, чтобы не допустить участия Украины в каких-либо интеграционных проектах с Россией, и не взять при этом на себя никаких серьёзных обязательств, прежде всего – финансово-экономических. И дело тут даже не во временных трудностях, переживаемых сегодня самым успешным интеграционным проектом в современном мире. Это я без всякой иронии, я действительно считаю, что ЕС – самый выдающийся, самый масштабный и самый успешный в мире интеграционный проект последнего столетия. Я на самом деле считаю, что сегодняшние европейские трудности преодолимы, пусть и с серьёзными потерями, вплоть до возможного сокращения зоны евро.

На мой взгляд, Европа последней масштабной волной расширения дошла до своих естественных пределов, выйти за которые в логике «расширения ЕС» не сможет в принципе. Означает ли это, что Украина рано или поздно будет интегрирована в Евразийский Союз, о котором недавно в нашей газете писал В.Путин? Не думаю! Может быть, Украина останется в «серой зоне» между двумя мощными интеграционными проектами, пытаясь извлекать выгоды из их противостояния? Не исключено! Но самый, на мой взгляд, перспективный для Украины вариант – взять на себя активную роль заинтересованного участника строительства Большой Европы – от Лиссабона до Владивостока, максимально способствуя поиску взаимоприемлемых решений, как для Европы, так и для России.

Но, вернёмся к саммиту. Каковы плюсы для Украины по его итогам? Мне кажется, что таких плюсов два. Первый состоит в том, что Украина, говоря языком геополитики, пожалуй, впервые за все 20 лет независимости, включилась в европейскую игру как самостоятельный игрок со своими планами и интересами. Более того, именно Украина, на самом деле, экзаменовала Европу, а не Европа – Украину, как ожидали украинские оппозиционеры и поголовно все украинские медиа. Украина проверяла – насколько серьёзна заинтересованность европейцев в сближении с Украиной, грубо говоря, что готова заплатить Европа за это сближение, а точнее – за отказ Украины интегрироваться в Таможенный Союз с Россией, Казахстаном и Беларусью? Внятного ответа Украина пока не получила, но уже то, что европейцы всячески давали понять, что не готовы отталкивать Украину даже в нынешних обстоятельствах, говорит о многом.

Второй успех – не столь масштабный – в том, что удалось исключить из итоговой декларации саммита слова о «долгосрочной перспективе» введения безвизового режима с Украиной. Не Бог весть что, пусть маленький, но, всё же, успех украинской дипломатии, причём по вопросу, который затрагивает интересы миллионов украинских граждан.












Copyright © 2002-2012 Киевский центр политических исследований и конфликтологии
Copyright © 2002-2012 Центр эффективной политики

При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.






bigmir)net TOP 100