Перейти на главную страницу





главная страница | наши сотрудники | фотобанк | контакт
 



  Цели и задачи Центра  
  Текущий комментарий  
  Тема  
  Автор дня  
  Социология и политика  

  Аналитика  
  Социологические исследования  
  Публикации и интервью  
  Новости  


Кольберова наука


27.02.12
[«Известия в Украине»]

Кадровые перестановки на высших государственных должностях, совпавшие по времени с двухлетием инаугурации Виктора Януковича, вызвали непрекращающийся поток интерпретаций. Причем интерпретаций типа: «Ну все, теперь карьере политика Q пришел конец, группа R одержала очередную победу в борьбе за влияние и контроль над государственными ресурсами; политик N вот-вот будет оправлен в отставку, а на его место...»

Но не прошло и недели, как группа R потеряла ключевой пост, а политик Q свою позицию, напротив, укрепил, и уже никто не ждет скорой отставки политика N. Возможно даже, что последнему удастся дополнительно стабилизировать свое положение, пролоббировав назначение на важный пост близкого ему человека.

Честно говоря, для меня, как и для абсолютного большинства граждан страны, не столь важно, кто именно займет тот или иной пост в государственной иерархии. Важно, как изменится политика. А о том, что изменения назрели и осознаны руководством страны, свидетельствуют, в том числе, и упомянутые кадровые ротации. Именно с изменением команды обычно связывают надежды на проведение необходимых стране реформ.

Но дают ли нам проведенные ротации возможность спрогнозировать, в каком направлении будут происходить изменения? Можем ли мы предсказать, какие приоритеты в реформировании будут выбраны? Думаю, пока об этом говорить рано. И не только потому, что цикл кадровых ротаций явно не окончен и нас еще ждут сюрпризы.

Может быть, слова президента, сказанные на прошлой неделе в Днепропетровске, о том, что для него приоритетны два направления — модернизация страны и решительная борьба с коррупцией, дают нам возможность понять, на что будет сделана ставка в управлении страной в ближайшие годы?

Не думаю. И вот почему. Что касается борьбы с коррупцией, то тут, пожалуй, все более или менее понятно. Нужна лишь политическая воля, а инструменты противодействия коррупции хорошо известны и с успехом применялись в разных странах. Один из них — контроль над доходами чиновников, депутатов и других лиц, выполняющих государственные функции. Слова президента, сказанные им в интервью трем телеканалам в прошедшую субботу, о том, что он не поддерживает обращение народных депутатов от Партии регионов в Конституционный суд с требованием дать интерпретацию соответствующих статей закона о противодействии коррупции, которые обязывают депутатов обнародовать свои дорогостоящие приобретения (ясно — с целью избежать этого требования закона!). Будем надеяться, после этих слов президента депутаты либо отзовут свое обращение, либо в Конституционном Суде откажут в удовлетворении их искового обращения.

А вот в отношении «модернизации» все не так просто. И прежде всего потому, что сам этот термин уж слишком многозначный. В теории описаны десятки различных моделей «модернизации». Какую из них предлагают советники Виктора Януковича в качестве базовой модели? Мы этого пока не знаем. В Украине часто ссылаются на успешный опыт выдающегося сингапурского реформатора Ли Куан Ю. Но модель авторитарной модернизации, блестяще реализованная Ли Куан Ю в Сингапуре, на мой взгляд, не применима к Украине по целому ряду причин, которые я здесь не намерен обсуждать. Напомню лишь, что в Сингапуре большинство населения — китайцы, которые имеют едва ли не тысячелетний опыт жизни в рыночных условиях. Разумеется, некоторые идеи Ли Куан Ю могут быть использованы и в Украине, но я бы хотел напомнить об опыте из совсем далекого прошлого.

Как это ни парадоксально, но мне представляется весьма поучительным опыт французского реформатора ХVII века Жан-Баттиста Кольбера (1619—1683). Подумал об этом во время трансляции какого-то французского фильма из эпохи Людовика ХIV, того самого, который получил к своему имени приставку Великий, а также широко известный приписываемой ему фразой «Государство — это я!»

Кольбер, оказавшийся в окружении молодого короля Людовика ХIV по протекции кардинала Мазарини, стал чем-то вроде заместителя министра финансов, которому король доверял больше, чем самому министру. Со временем Кольберу удалось убедить короля в том, что его министр финансов Фуке не чист на руку, и занять его место. Интрига Кольбера использовала зависть короля к богатству главного интенданта, превосходящему его собственное. С этого момента началась карьера главного французского реформатора ХVII века. «Википедия» дает возможность без труда ознакомиться с основными вехами жизненного пути Жан-Баттиста Кольбера и его выдающихся успехов. Я же обращу внимание лишь на некоторые моменты.

Кольбер стал у руля управления экономикой страны через несколько лет после подавления Фронды (парламентской и затем аристократической оппозиции абсолютизму). По-нашему — после «бардака во власти». Забавно, что одной из причин поражения Фронды было то, что ее представителей обвиняли в «сношении с внешними врагами», чаще всего — с испанцами. Ничего не напоминает?

Генеральный контролер финансов Кольбер был настоящим «трудоголиком», работал по 15 часов в день, был чужд светской жизни, а к королю ходил пешком. Его главным делом в начале карьеры было положить конец злоупотреблениям чиновников в финансовой сфере. Рецепт чрезвычайно прост — пойманные откупщики налогов (то есть те, кто за взятку отменял налог с клиента) облагались громадным штрафом, а чиновники пониже рангом — вообще приговаривались к смерти.

С олигархами (тогда они назывались финансистами) он тоже особо не церемонился. За несколько лет по заведенному Кольбером порядку Судебная палата взыскала с 500 таких финансистов более 100 млн ливров — колоссальная на тот момент сумма. Приобретенные довольно давно за бесценок (часто — просто подаренные) государственные земли были насильно отобраны. Для злостных банкротов была введена смертная казнь. Тем временем налоги для низших слоев населения были существенно снижены. А налоговые льготы аристократии в значительной мере упразднены.

В каждой административной единице Кольбер ввел своего финансового контролера, который имел больше полномочий, чем местные чиновники, собирающие налоги, и даже больше прав, чем губернатор. Все эти начальники на местах, как известно, должности свои купили и, как водится, «отбивали затраты».

О заслугах Кольбера в создании инфраструктуры, военного и торгового флота, шоссейных дорог написаны книги. При этом Жан-Баттист Кольбер не забывал заботиться о развитии наук и искусств. Именно он основал Академию наук, поддерживал средствами обсерваторию и библиотеки, снаряжал экспедиции ученых, создал Академию пластических искусств и музыки...

Кольбер был, по всей видимости, идеальным менеджером для нарождающейся абсолютистской монархии. Мы живем в иные времена, строим «демократическое социальное государство», тем не менее для противодействия «разрухе в головах», как говаривал незабвенный профессор Преображенский, нам не мешало бы изучить опыт выдающегося реформатора ХVII века Жан-Баттиста Кольбера.












Copyright © 2002-2012 Киевский центр политических исследований и конфликтологии
Copyright © 2002-2012 Центр эффективной политики

При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.






bigmir)net TOP 100