Перейти на главную страницу





главная страница | наши сотрудники | фотобанк | контакт
 



  Цели и задачи Центра  
  Текущий комментарий  
  Тема  
  Автор дня  
  Социология и политика  

  Аналитика  
  Социологические исследования  
  Публикации и интервью  
  Новости  


«Учитывая склонность политиков из оппозиции к предательству…»


18.08.12
[«2000»]

Продолжаем опрос наиболее известных в стране экспертов на «выборную тему»

«Донецкая привязка» явно вредит Партии регионов, равно как и «фактор списка», где, в сущности, ей «по барабану» – кто и под каким номером записан.

Так утверждает Михаил Погребинский, директор Центра политических исследований и конфликтологии, к которому «2000» обратилась с просьбой ответить на традиционные пять вопросов.

1. В избирательный список Партии регионов, который возглавляет премьер-министр Николай Азаров, вошли несколько влиятельных членов правительства, а также cекретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Андрей Клюев. Их присутствие в списке понадобилось для того, чтобы повысить доверие к обещаниям партии власти и укрепить ее позиции в предвыборной борьбе? Или президент решил лишить этих политических деятелей нынешних постов, отправив их на работу в парламент?

– Точно не для того, чтобы «повысить доверие к обещаниям партии власти и укрепить ее позиции в предвыборной борьбе», так как избиратели не мыслят такими категориями.

Когда речь идет о Партии регионов, им вообще «по барабану», кто там у них в списке и на каком месте. Это нам, политологам, интересно, какая из групп влияния в партии власти «передавила» конкурентов при составлении списка или при выдвижении в мажоритарных округах.

А для людей все это не имеет никакого значения. Тем, кто проголосует за ПР, достаточно и того, что они отдают свой голос политической силе, которая (хотя бы в принципе) в состоянии выполнить часть взятых на себя обязательств, так как располагает для этого соответствующими возможностями и ресурсами. А тем, кто не будет голосовать за партию власти, – вообще неважно, кто там записан.

По поводу вопроса – отправят ли записанных в список видных деятелей исполнительной власти в парламент? – сегодня ответа у меня нет.

Думаю, его нет и у президента, который, скорее всего, руководствуется принципом – решать задачи по мере их поступления. По крайней мере, в отношении таких ключевых фигур исполнительной власти, как Николай Азаров или Андрей Клюев.

Что касается самого принципа – заполнять верхние строчки партийного списка на парламентских выборах видными фигурами исполнительной власти, то в этом никакого «украинского эксклюзива» нет. Это обычная практика в демократических странах.

Более того, если бы список возглавлял не премьер или в верхней части списка не нашлось бы места, скажем, тому же Клюеву, то это дало бы повод для пересудов о конфликтах внутри провластной команды. А так – все расставлены по тем местам, которые и должны были занимать.

2. В избирательном списке Партии регионов 41 человек представляют Донецкую область, а подавляющее большинство регионов представлены одним или двумя кандидатами. При этом ряд областей Центральной и Западной Украины (Ровенская, Тернопольская, Житомирская, Сумская) вообще не имеют своих представителей. Значит ли это, что ПР до сих пор остается региональной политической силой, так и не сумевшей приобрести общенациональный характер? Не станет ли это препятствием для нее в борьбе за голоса избирателей не только на западе, но и в центре и на юге страны?

– Ни для кого не секрет, что электорат ПР сосредоточен главным образом в восточных и южных областях. Но это не означает, что «регионалы» не могут рассчитывать на успех если не по списку, то в мажоритарных округах центра и даже запада страны.

А равновлиятельных общенациональных политических сил в Украине как не было, так и нет. Хотя ничего катастрофического в этом я не вижу. Это реальность, с которой надо считаться.

Что это означает? Например, то, что политическому классу необходимо учиться искать и находить компромиссы в вопросах общегосударственных. И не навязывать свою партийную позицию, поддерживаемую в части страны, точнее – иной ее частью, уважая при этом право политических оппонентов придерживаться иных взглядов, к примеру, на вопросы истории. Важно, чтобы поиск компромисса всегда базировался на общем признании приоритета прав и свобод граждан страны.

В принципе «донецкая привязка» Партии регионов несколько вредит ей, но не надо этот фактор преувеличивать. Равно как и фактор списка, о чем уже сказано выше.

Напомню, что на этих выборах избиратель получит два бюллетеня: один с партсписком, а второй – с кандидатами в мажоритарном округе, где Партию регионов чаще всего будет представлять кандидат, в той или иной мере популярный (или, по крайней мере, – известный!) в соответствующем регионе. При этом мы все понимаем, что сколько бы ни было в списке представителей не из Донецкой области, партию все равно называли бы «донецкими». Такова уж ее репутация.

3. Становится очевидным, что Объединенная оппозиция не сумеет воспользоваться падением популярности Партии регионов на юго-востоке, поскольку не создала там структур, способных вести активную избирательную кампанию. Какие силы в результате выиграют от снижения доверия к власти избирателей юго-востока? Или голоса тех, кто разочаровался в ПР, не достанутся другим партиям, поскольку эти люди не придут на избирательные участки?

– Оппозиция не сумеет воспользоваться падением популярности Партии регионов на юго-востоке не потому, что она не создала там структуры, способные вести активную избирательную кампанию, а потому, что сделала идеологический выбор в пользу украинского этнического национализма, наиболее отчетливо выразившийся в реакции на принятие закона об основах языковой политики.

Причем, эта реакция была одинаковой у лидеров «Батькивщины», «Удара» и «Свободы». В глазах избирателя юго-востока Яценюк, Кличко и Тягнибок оказались неразличимы. У всех – «лицо Ирины Фарион». Как в таком случае бороться за голоса избирателей Крыма или Луганска?

С другой стороны, если какая-то часть бывшего электората Партии регионов в ней настолько разочаровались, что готовы проголосовать даже за украинских националистов, то, скорее всего, проголосуют за список «Батькивщины», «Удара» или даже «Свободы» независимо от того, есть в их регионе сильные партийные структуры или их нет вовсе.

Для победы же в мажоритарном округе этого, конечно, недостаточно. Разумеется, есть эффект мобилизации-демобилизации избирателей. Он тоже может сыграть важную роль в тех случаях, когда готовность идти на выборы будет несимметрична: на востоке меньше, чем на западе. Что, безусловно, сыграет на руку оппозиции.

4. Народный депутат от БЮТ-«Батькивщины» Андрей Павловский заявил: Объединенная оппозиция может снять своих кандидатов по мажоритарным округам в пользу представителей «УДАРа» или «Свободы», если окажется, что они пользуются большей поддержкой. Значит ли это, что будет реализована идея Виталия Кличко о проведении праймериз среди кандидатов от оппозиционных партий? Или ОО только изображает готовность к сотрудничеству, чтобы избежать критики от других сил, претендующих на голоса избирателей, недовольных действующей властью?

– По-моему, ОО уже договорилась со «Свободой» о поддержке согласованных кандидатов в мажоритарных округах. Кстати, это еще один аргумент о неразличимости образов Яценюка и Тягнибока для избирателей юго-востока.

А с «Ударом», как можно было понять, ОО так и не удалось согласовать кандидатов в мажоритарных округах. Что касается идеи Кличко о проведении праймериз, то ясно, что она была утопична в принципе. С самого начала она была сформулирована лидером «Удара» для того, чтобы избежать согласования кандидатур с «Батькивщиной» и «Свободой», так как это связывало бы Кличко руки, в частности, в вопросе финансирования кампании.

А к словам депутата Павловского вряд ли следует относиться слишком серьезно...

5. Политолог Кость Бондаренко, отвечая на вопросы газеты «2000», предположил, что Арсений Яценюк после выборов может принять предложение президента – занять высокий пост в правительстве. Насколько реален подобный сценарий? Повторит ли лидер Объединенной оппозиции судьбу Тигипко – обменяет политические перспективы на краткосрочные выгоды? Или он всерьез настроен на борьбу за пост президента?

– Одно другому не только не противоречит, но вполне даже дополняет. Можно принять предложение стать на время премьером, а потом, накануне президентской избирательной кампании, хлопнуть дверью и выставить свою кандидатуру. Учитывая склонность украинских политиков, особенно из лагеря оппозиции, к предательству, – такой сценарий вполне возможен.

А Яценюк уже давно спит и видит себя в кресле президента. Надо также учитывать, что Тигипко, в отличие от Яценюка, не изображал из себя оппозиционера. Поэтому его кульбит выглядел не слишком пристойно, но не был явным предательством, как это произойдет, если Яценюк по итогам парламентских выборов примет предложение войти в правительство: он ведь сегодня «ультра-супер-оппозиционер».

Но мне кажется, что если Яценюк посчитает, что таким способом он получит больше шансов занять Банковую в 2015-м или раньше, пойдет и на такой шаг.

И найдет для себя убедительные аргументы, почему он пошел на «предательство принципов» (например, «ради более высоких принципов»).

Да и Запад его в этом решении поддержит.












Copyright © 2002-2012 Киевский центр политических исследований и конфликтологии
Copyright © 2002-2012 Центр эффективной политики

При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.






bigmir)net TOP 100