Перейти на главную страницу





главная страница | наши сотрудники | фотобанк | контакт
 



  Цели и задачи Центра  
  Текущий комментарий  
  Тема  
  Автор дня  
  Социология и политика  

  Аналитика  
  Социологические исследования  
  Публикации и интервью  
  Новости  


Европе остро, жизненно необходим украинский рынок и отрыв Украины от России


17.05.13
[Полемика]

Процесс приближения Украины к Европейскому Союзу напоминает какой-то странный танец. Сначала следует резкий рывок вперед, затем несколько шагов назад и долгое топтание на месте с приседаниями и поклонами.

Зачем Европе нужен этот танец, кто в нем ведет и чем все может закончиться для Украины, Полемика расспросила директора Киевского центра политических исследований и конфликтологии, политолога Михаила Погребинского.

- Когда Виктор Янукович и его команда пришли к власти, все ожидали от них пророссийского курса, однако сейчас мы наблюдаем диаметрально противоположную ситуацию. Почему «курс партии» так быстро изменился?

- Есть разные задачи: задачи прихода к власти, задачи удержания власти, удержания стабильности в стране. При решении задачи прихода к власти нужно опираться на тот электоральный массив, который позволит получить большинство при борьбе за власть. В украинской ситуации нет иного способа, кроме как ориентироваться на одну из частей украинского общества – либо на пророссийский электорат Востока-Юга, либо на электорат Запада и Центра, который или умеренно, или радикально антироссийский.

Поэтому при приходе к власти Партия регионов и Янукович естественным образом опирались на пророссийский электорат и просто вынуждены были идти к нему с соответствующими лозунгами. Когда они пришли к власти и довольно быстро установили контроль над страной, задачи изменились, и теперь надо было удерживать власть. Это означает, что недостаточно получить большинство, нужно получить, по крайней мере, признание, что вы реальная власть, и в другой части страны. А значит, надо было как бы отойти от своих основных пророссийских установок. У них просто другого выхода не было.

Далее все зависело уже от способности маневрировать. Я, например, считаю, что этих способностей у власти явно недостаточно, и можно было вполне найти такую золотую середину, чтобы не казаться предателями своих предвыборных обещаний, и в то же время пойти навстречу умеренной части общества центра и частично даже Запада Украины, решая соответствующие задачи. Но это не получилось. Я думаю, что тут большую роль сыграл крупный капитал, который окружает лидеров Партии регионов. Он ориентирован главным образом на Запад, на Европу и влияет на принятие политических решений.

- Недавно казалось, что процесс подписания Соглашения Украина-ЕС будет долгим и муторным. Однако на днях Кожара заявил, что Украина подпишет этот документ до конца года. Как вы считаете, это действительно случится?

- Есть довольно большая вероятность этого, на мой взгляд, и связано это прежде всего с геополитическим интересом Европы. А также с экономическим интересом европейских компаний, которые хотят открытия нового, довольно большого и емкого рынка. Все остальные факторы – а их множество – второстепенны, в том числе такие, которые могут помешать подписать Соглашение. Но сейчас, мне кажется, ситуация складывается в основном в пользу этого подписания.

- Можно ли выделить из этих второстепенных факторов «против» один или два самых существенных?

- В частности, общественное мнение немецких избирателей. Немецкий избиратель сформировал свое мнение относительно руководства Украины резко негативное. Пиар-кампании, в значительной мере оплаченные сторонниками Юлии Тимошенко, дали свои плоды, и в глазах немцев Янукович и украинская власть не заслуживают того, чтобы с ними подписывать соглашение. А поскольку в этом году будут выборы канцлера, то Меркель просто вынуждена считаться с таким общественным мнением, и она всячески намекает, что Украина не готова к подписанию. Давая понять своему электорату, что она с ним как бы заодно.

- Пошел ли Запад на уступки Украине в отношении подписания Соглашения об Ассоциации?

- Запад пошел на уступки, и прежде всего потому, что его геополитический интерес в том, чтобы привлечь на свою сторону Украину хотя бы таким способом. Это символически важный шаг отрывания Украины от России. И в этом смысле они символически выигрывают. Это важно для политиков, которые сейчас играют ключевую роль в европейской политике, для бюрократов еврокомиссий и многих людей, которые делают карьеру на этом. А также для политиков, которые соперничают со своими внутренними конкурентами, и показывают, что они оказались сильнее, чем Путин и Кремль. Это раз.

Второе – есть экономическое давление европейских компаний, которые хотят нового рынка. Кризис, который сейчас переживает Европа, по мнению множества экспертов, в том числе, представителей высшей экономической евробюрократии, можно преодолеть только за счет выхода на новые рынки. Внутренний европейский рынок становится неплатежеспособным, там сейчас экономия и так далее, у людей нет денег. Поэтому нужно куда-то выйти, где можно продать свою продукцию, потому что товара очень много, а покупателя нет. Нужен украинский рынок.

- Однако мы регулярно слышим заявления о том, что Украина для Европы не так уж важна. Почему же тогда не отказать Украине во вхождении в ЕС прямо? Зачем эти международные танцы?

- Ну как можно сказать, что Украина не важна для Европы, это несерьезно. Это разговоры политических манипуляторов, которые таким образом хотят дать понять украинскому руководству - вы не думайте, что сильно много для нас значите, вы давайте делайте то, что мы вам говорим. Нате, мы повернемся к вам задом, и вам будет плохо. На самом деле, конечно, Украина для Европы очень много значит. И прежде всего, она много значит как транзитная страна, и для Европы важно, чтобы эта транзитная страна и ее потенциал сохранился для того, чтобы иметь возможность получать все, что нужно, из России.

- Эксперты разного ранга говорят, что МИД и министр иностранных дел Леонид Кожара уничтожают независимую внешнюю политику Украины. Так ли это?

- У нас внешняя политика определяется главой государства, поэтому Кожара, министр иностранных дел, - это чиновник, он принадлежит к команде президента. И в этом смысле у него нет какой-то свободы воли, это не тот случай, когда правительство принадлежит к одной партии, а президент – к другой. Если бы, допустим, министром был Огрызко или Тарасюк, они бы гнули свою линию, а президент – свою.

Что сказали Кожаре, то он и делает. Поэтому он может делать это более или менее успешно только в заданных рамках.

Я, например, критиковал заявление МИД по поводу реакции на польский проект закона о причислении УПА, «Галичина» и прочих украинских националистов к числу военных преступников. На мой взгляд, это было неадекватно – реагировать на проект никакого резона не было, поскольку решения Сейма еще не существует, там идет внутренняя дискуссия. Какой-то вариант будет принят, видимо, не такой радикальный, как был предложен. Так что реагировать на незаконченную работу было неправильно. Я уж не говорю о том, что это работает прямо против интересов правящей партии, это просто был, я считаю, неумный, непродуманный ход самой бюрократии министерства иностранных дел.

- Можно ли сказать, что Европу больше не волнует судьба Тимошенко? В требованиях ЕС к Украине уже нет пункта о немедленном ее освобождении…

- Так нельзя считать, потому что есть общественное мнение, и оно ориентировано на поддержку Тимошенко. Лидеры не могут с этим не считаться. А вообще, конечно, изначально речь идет о большой геополитике, об интересах бизнеса, конечно, никто не будет всерьез думать о судьбе Тимошенко как таковой. Но так как уже задействовано общественное мнение, европейские демократические страны вынуждены считаться с ним. Поэтому сказать, что не волнует – это неправильно. Но волнует умеренно.

- Как вы считаете, ухудшатся ли отношения Украины и России после подписания Соглашения об ассоциации с ЕС? Какие меры давления может предпринять Путин?

- Я думаю, у Украины будет немало проблем с Россией, если будет подписана ассоциация. Я не исключаю, что главные проблемы будут именно в сфере торгово-экономических отношений и после того, как с 1 января вступит в действие договор о ЗСТ с Европой. То, что ЗСТ с Европейским Союзом вступит в действие уже с 1 января будущего года, запустит целый ряд негативных процессов в украинской экономике. Она создаст благоприятные условия для европейского бизнеса, комфортные условия для нескольких украинских олигархов и проблемы для украинских трудящихся.

Я думаю, что Таможенный союз вынужден будет защищаться от товаров, которые будут проходить через границу Украины. Плюс пошлина. Россия, естественно, будет защищать свой рынок. Тогда возникнет проблема, и не исключено, что Украину исключат из зоны свободной торговли со странами СНГ, по крайней мере, в каких-то аспектах. Это может создать массу проблем для торгово-экономических отношений Украины с СНГ.

- Что же выгоднее для Украины – евроассоциация или ТС?

- Я бы отделил проблему политической ассоциации, которая для Украины важна как некий фактор давления на демократизацию украинской политической системы, общественной жизни, судов и всего прочего, от открытия границ. Я считаю ошибкой политическое связывание зоны свободной торговли с Европейским союзом. Считаю, что надо было бы согласовывать некую большую зону свободной торговли с Таможенным Союзом, не создавая ее до этого с ЕС, и укреплять внутреннюю экономическую ситуацию в стране. Поэтому я полагаю, что надо договариваться с Таможенным Союзом на выгодных для Украины условиях, но ошибочно было подписывать такие обязательства, как вступление в ЗСТ с Евросоюзом с 1 января еще до согласования позиций с ТС.












Copyright © 2002-2012 Киевский центр политических исследований и конфликтологии
Copyright © 2002-2012 Центр эффективной политики

При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.






bigmir)net TOP 100