Перейти на главную страницу





главная страница | наши сотрудники | фотобанк | контакт
 



  Цели и задачи Центра  
  Текущий комментарий  
  Тема  
  Автор дня  
  Социология и политика  

  Аналитика  
  Социологические исследования  
  Публикации и интервью  
  Новости  


Погребинский о бездействии Рады и снятии санкций с РФ


24.02.16
[РИА Новости Украина]

Европейские участники встреч в "нормандском формате" отошли от требований к Украине относительно безотлагательного внесения изменений в Конституцию об особом статусе Донбасса. Во время пресс-конференции в Киеве глав МИД Германии и Франции ― Франка-Вальтера Штайнмайера и Жана-Марка Эро ― ни один из министров не упомянул о необходимости внесения соответствующих изменений в Основной закон. Теперь же ключевым требованием к Украине является законодательная подготовка к проведению выборов на неподконтрольных территориях.

Действительно ли пункт минских соглашений о конституционных изменениях утратил свою актуальность, радиостанция Голос Столицы узнала у директора Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаила Погребинского.

Какой была главная цель визита в Украину глав МИД Германии и Франции?

― Мне кажется, что хотели внести для себя ясность в том, какие шаги могут и должны быть сделаны в ближайшее время украинской стороной. Насколько можно было судить по выступлениям и по ответам на вопросы, Штайнмайер дал понять, что Конституция отходит на второй план, а вопрос номер один — это закон о выборах. При этом Штаймайер очень внятно сказал, что ситуация с безопасностью не должна оправдывать отсутствие работы по подготовке этого закона. Более того, он сказал, что рассчитывает на какой-то прорыв. Возможно, это будет согласованный вариант, который будет рассмотрен главами МИД в Париже 3 марта. Тут есть два варианта. Либо действительно будет согласован некий вариант, а потом проголосован в парламенте, во что я не верю. Либо наши западные партнеры в конце концов убедятся в том, что сегодняшний украинский парламент не может дать не только 300 голосов для конституционных изменений, но и даже проголосовать компромиссный закон, для которого нужно 226 голосов.

То есть по нашей внутренней политической ситуации французские и немецкие гости поняли, что никаких конституционных изменений в ближайшее время мы принять не сможем?

― Да, я думаю, что они это поняли. Но дело в том, что они это поняли еще до сегодняшнего визита. Недавно у нас была делегация французского и немецкого МИД, были эксперты, они встречались с лидерами парламентских фракций. И, насколько мне известно, они привезли к себе домой именно такой результат: парламент не в состоянии дать 300 голосов за изменения в Конституцию. Поэтому, естественно, они делают то, что возможно. Также они ясно дали понять, что мало закона о выборах, надо еще договориться, как обеспечить реализацию этого закона, чтобы он удовлетворял принципам ОБСЕ и так далее. Я думаю, что это трудная работа, но других вариантов нет.

Было заявление от украинского МИДа, что конституционные изменения не должны легитимизировать тех, кто сейчас находится при власти на Донбассе. Что имел в виду Климкин?

― Очень сложно представить, что тут Климкин имел в виду. Я подозреваю, что он не хотел бы, чтобы в результате выборов получили легитимный статус такие люди, как Захарченко, Плотницкий и так далее. Ему этого не хочется, поэтому он так высказался, как мне кажется. Но мы хотим одного, а жизнь заставляет нас двигаться по пути поиска компромисса, и этот компромисс теоретически возможен, а практически достичь его невероятно сложно.

Наш парламент готов законодательно начинать подготовку к местным выборам на Донбассе?

― После пресс-конференции дипломаты должны были пойти в парламент и там говорить с лидерами фракций. Я не знаю, о чем они говорят, но могу предположить, что у них возможны два варианта. Один вариант жесткий, когда лидеры фракций собрались и им говорят: "Ребята, вот тут сейчас согласовывается некий компромиссный вариант, и если вы его не поддержите, то мы прекратим вас в чем-либо дальше убеждать. И дальше будем действовать так, как будто вы мешаете реализации минского процесса, и Москва тут как бы ни причем, поэтому будем снимать санкции и так далее". То есть, это вариант ультиматума. Маловероятно, что такое будет, но я этого не исключаю. И второй вариант, когда они попробуют понять, на что готовы пойти лидеры фракций, готовы ли они хоть на какой-нибудь компромиссный вариант. Я сомневаюсь, что сегодняшний парламент вообще готов пойти на какой-либо вариант, поэтому считаю, что, возможно, только очень сильное ультимативное давление могло бы заставить депутатов проголосовать компромиссный вариант.

То есть возможно снятие санкций с России, и это напрямую связано с бездействием нашего парламента?

― Да, конечно. Я считаю, что если парламент не найдет возможность сделать хотя бы один шаг в сторону принятия компромиссного закона о выборах, то это даст основание всем в Париже, в Берлине, в Европе требовать от своих лидеров снятия санкций. Ведь там представители бизнеса хотят, чтобы санкции были сняты, а политики сопротивляются. И когда окажется, что украинский парламент не хочет идти ни на какой компромисс, это может привести к тому, что санкции будут сняты.












Copyright © 2002-2012 Киевский центр политических исследований и конфликтологии
Copyright © 2002-2012 Центр эффективной политики

При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.






bigmir)net TOP 100