Перейти на главную страницу





главная страница | наши сотрудники | фотобанк | контакт
 



  Цели и задачи Центра  
  Текущий комментарий  
  Тема  
  Автор дня  
  Социология и политика  

  Аналитика  
  Социологические исследования  
  Публикации и интервью  
  Новости  


Украина вместе с Белоруссией, Россией и Казахстаном создадут Организацию региональной интеграции

[28.02.03]

Новое экономическое образование, подготовку к созданию которого начали президенты Украины, Белоруссии, Казахстана и Российской Федерации, анонсировал 23 февраля 2003 года в Москве Леонид Кучма, зачитав по поручению глав государств-основателей следующую "декларацию о намерениях".

"Мы, главы государств Республики Беларусь, Республики Казахстан, Российской Федерации и Украины, - говорится в документе, - заявляем о новом этапе экономической интеграции и начинаем переговоры по мерам, необходимым для формирования Единого экономического пространства. Результатом переговоров будет подготовка к сентябрю 2003 года соглашения о формировании Единого экономического пространства, согласованной экономической политике по ряду направлений, гармонизации соответствующего законодательства и создании единой регулирующей межгосударственной независимой Комиссии по торговле и тарифам.

Конечной целью работы является создание Организации региональной интеграции. С этой целью Стороны учреждают совместную Группу высокого уровня и утверждают ее мандат".

Это заявление встречено в Украине по-разному: кто-то его приветствует, кто-то высказывает свои опасения и недовольства.

Анатолий Гриценко, президент Украинского Центра экономических и политических исследований им. Александра Разумкова

Стремления руководителя государства способствовать продвижению товаров на другие рынки, влекущие за собой создание новых рабочих мест, налаживанию кооперационных связей между странами можно только приветствовать. Но то, что произошло в Москве, у меня вызывает очень серьезный, обоснованный скептицизм и неверие в то, что озвученные декларации приведут к чему-то реальному, в том смысле, в котором я говорил выше. И здесь есть несколько аспектов.

Первое. Мы услышали громогласное по значимости, по стратегическим и долгосрочным перспективам заявление без предварительного его обсуждения в стране на экспертном уровне, без необходимых просчетов. Это наводит на мысль о, как минимум, непрозрачности внешнеполитических инициатив страны, что весьма настораживает. Тем более, что такого рода решения должны будут, в конце концов, утверждаться парламентом. Насколько мне известно, это заявление стало новостью даже для украинского МИДа.

Второй аспект. Я вижу в такого рода инициативах нарушение логики создания подобных структур. Давайте посмотрим, сейчас уже на пространстве СНГ действует, как минимум, 4 образования: СНГ(12 государств), ЕврАзЭс (5 государств), ГУАМ-ГУУАМ (4-5 государств, можно по-разному считать), Союз Белоруссии и России (2 государства). Кроме того, есть двухсторонние взаимоотношения между странами СНГ. На всех 5 уровнях не удалось добиться между какими-нибудь государствами, включая и Россию, как наиболее влиятельного участника Содружества, создания действующей зоны свободной торговли. А это один из элементов свободного экономического пространства. Теперь кто-то думает, что она заработает в новом интеграционном объединении. Я не вижу каких-то дополнительных факторов, которые могли бы способствовать этому. Даже если бы они и были, то могли бы сначала сработать на "нижнем уровне". Именно таким последовательным образом создавался Европейский Союз, который в настоящее время превратился в полноценную организацию. Мы же перепрыгиваем через этапы и думаем, что большое состоится без малого. У меня в этом вопросе нет оснований для оптимизма.

Третий аспект. Озвучивается и подписывается декларация о том, что каким-то надгосударственным органом в рамках четверки будут координироваться вопросы тарифной политики и так далее. Но стоп... Мы ведь проводим переговоры, и все участники этой инициативы тоже проводят переговоры на многосторонней и двухсторонней основе по вступлению в ВТО, беря на себя каждый свои обязательства (при этом каждый свои). В этой ситуации абсолютно непонятно, каким образом, после взятия на себя обязательств в рамках договорного процесса с ВТО, мы еще будем координировать эти процессы в рамках четверки. Здесь есть нарушение логики.

Далее. Я вижу некие политические и, может быть, даже информационные аспекты, поскольку приближаются выборы и в Украине, и в России. Если принять как данность то, что поставлена задача, к сентябрю этого года подготовить пакет документов, очевидно, подписан он может быть не раньше осени. Это означает, что ратификация через парламент в случае подписания (а это еще не факт) пойдет на фоне нашей президентской кампании. Я не думаю, что это будет простое утверждение депутатским корпусом - оно будет оказывать некое влияние на выборы в Украине, поскольку кандидаты в Президенты (часть из них), которые в настоящий момент заседают в парламенте и руководят фракциями, будут проходить своеобразный тест на пророссийскость. Голосование их фракций в поддержку или не в поддержку вышеупомянутого документа будет некоторым образом увязываться со значимостью их президентской программы на российском направлении. Я не думаю, что это лучший и благоприятный фон для принятия очень важного для страны долгосрочного решения.

Если подвести краткий итог, то я сказал бы так - Организация региональной интеграции будет скорее одной из инициатив в ряду СНГ, ГУАМ, ЕврАзЭс и так далее, которая будет с большей долей вероятности погублена или сведена максимально на нет на этапе практического воплощения. Не будет того импульса экономического развития, создания рабочих мест, или импульса внешней торговле, на который очевидно рассчитывают подписанты этого документа.

Если говорить о том, противоречит ли этот процесс процессу интеграции Украины в европейское пространство, то я бы обратил здесь внимание не на структуры, а на стандарты. Институализация нашего европейского выбора, если брать как конечную цель вступление Украины в ЕС и НАТО, это не быстрый процесс во времени, но в нашем случае важно, чтобы были тенденция и движение к европейским нормам и стандартам - прежде всего, в открытости экономики и политики, в соблюдении прав и свобод человека. Вот здесь я вижу явное противоречие. В этом смысле я называю себя "прозападником", поскольку хотел бы, чтобы я сам и мои дети жили в таких условиях, в которых живут люди в западных столицах, а не так, как живут в Астане, в Минске, в Москве. И Не потому, что это вопрос географического выбора, а потому, что когда в Украине нарушаются права и свободы человека, мы не слышим со стороны государств, с которыми собираемся создавать единое экономическое пространство, серьезной озабоченности. Мы слышим их только со стороны западных демократий. И в этом смысле объединение в четверку не будет способствовать какому-то новому подъему стандартов жизни, стандартов прав человека, свободы СМИ на более высокий уровень.

И последнее... Мы должны понимать, что свободное экономическое пространство (даже если оно состоится) требует защиты, политической, информационной, в конце концов, и военными средствами. Мы видим, что Европейскому Союзу, который создавался из союза угля и стали, потом вышел на таможенный и валютный союз, на общий рынок, потребовались политические структуры, потребовалась единая европейская политика обороны и безопасности, которой сейчас занимается Хавьер Солана, потребовались силы быстрого реагирования и так далее. Поэтому, создавая такие якобы сугубо экономические структуры, мы должны понимать, что дальше последует и политика, а в условиях СНГ (после развала Союза) политика всегда предшествовала экономике. Поэтому здесь есть элемент "продавливания" нашего суверенитета через вовлечение в подобного рода структуры, которые по сути своей мифические, но уже даже на этапе обсуждения всех вопросов на Украину будет оказываться определенное политическое влияние. Это всегда ограничение свободы выбора руководства нашей страны. В этом я вижу негатив.

Александр Кошик, эксперт Киевского Центра политических исследований и конфликтологии

Делать какие-то окончательные выводы по поводу инициативы четырех президентов пока еще рано, поскольку заявление было сделано в достаточно общей форме. Это можно будет сделать не раньше, чем появятся конкретные документы.

В принципе в заявлении речь идет о продолжении той линии, которая была намечена на кишиневском и киевском саммитах СНГ, а именно, о создании зоны свободной торговли. Единое экономическое пространство - это только другое название идеи "зоны свободной торговли". Другая особенность состоит в том, что эта инициатива охватывает пока только 4 государства.

Насколько создание ОРИ может противоречить заявленным нашей страной европейскому выбору и участию в ВТО говорить пока рано. Хотя очевидно, что усилия стран четверки направлены и на координацию шагов по вступлению в ВТО. С другой стороны, если в рамках ОРИ будут приняты какие-то решения, которые позволят удешевить поставки российских энергоносителей, то это будет только способствовать интеграции Украины в европейское пространство, поскольку повысит конкурентоспособность ее экономики. Возможность экспорта украинских товаров как в Европу, так и в страны СНГ только усиливает конкурентные позиции Украины и не противоречит европейскому выбору.

Ключевой вопрос будет состоять в том, какой будет эта наднациональная структура, ее функции и каким в ней будет порядок принятия решений.

Иосиф Винский, народный депутат Верховной Рады Украины, фракция СПУ

Я думаю, что это запоздалое решение - его можно было бы принять еще в 1993 году, когда об этом велась речь. Тогда бы, в случае принятия, оно привело бы к практическим результатам.

Не думаю, что подписание такого договора как-то повлияет на евроинтеграцию Украины или на ее вступление в ВТО, так как напрямую эти вещи не связаны. Можно вступать и в евроструктуры, и в ВТО, и вместе с этим входить в Таможенный союз, решая интеграционные вопросы в рамках трех, четырех, пяти государств. Все это не противоречит мировым тенденциям.

Александр Пасхавер, президент Центра экономического развития

Все четыре государства - это страны, в основном экспортирующие сырье. Тогда в чем смысл подобного объединения? Зачем экономически слабым объединяться, тем самым "отграничиваясь" от сильных? Это первый вопрос - чисто экономический.

Далее.. Есть смысл административно объединяться тогда, когда уже экономики стран достаточно интегрированы и наблюдается тенденция к их дальнейшей интеграции.

На протяжении последних 10 лет экономики наших государств дезинтегрируются. Административное объединение не переломит тенденцию. Сначала нужно проанализировать, почему эти государства дезинтегрируются и выявить причину этого. Административное объединение должно быть итогом интеграции, а не ее началом.

Что же касается заявления, что эти страны могут согласовывать между собой шаги по вступлению в ВТО, то здесь я не вижу каких-то особых проблем - этим странам будет туда легче вступать - по крайней мере, они не будут противниками друг друга. Та из них, которая вступит туда раньше, не будет выставлять дополнительных условий той, которая вступит позже.

Что касается европейского выбора, то здесь очевидно есть проблема. Потому что, если мы стремимся интегрироваться с экономиками европейских стран, то почему же объединяемся со странами, которые не входят в ЕС? Объединяясь с их таможенными тарифами, мы тем самым затрудняем себе интеграцию с Европой.

Анатолий Баронин, ведущий аналитик фонда "Содружества"

Результатом московских переговоров стала подготовка в сентябре 2003 года соглашения о создании Организации региональной интеграции.

Ряд российских политиков, в частности Герман Греф, поспешили заявить, что по сути будет организован наднациональный орган, в компетенцию которого будут входить вопросы разработки пошлин и тарифов.

Безусловно, нужно отметить, что создания какого-либо вообще наднационального органа опасаются большинство элит стран СНГ и, на самом деле, речь о создании такого органа не идет. Но... с появлением подобного образования влияние местных элит на внешнеэкономическую деятельность будет в значительной степени снижено. Это то, что касается минусов.

Что же касается плюсов, то стоит отметить, что это, безусловно, отразится на торгово-экономическом сотрудничестве стран региона и на геополитической ситуации на постсоветском пространстве. И это не случайно, так как за весь период существования СНГ торговая политика стран-участниц не была синхронизирована, что неоднократно приводило к возникновению антидемпинговых расследований в этих государствах и несогласованности в выработке единой экономической политики. Поэтому подписание заявления о намерениях, которое произошло 23 февраля, можно рассматривать в качестве положительного момента. Естественно, если на этом не будет остановлен процесс взаимодействия этих государств.

Что же касается "единого" продвижения четверки в ВТО, то и это я бы отнес к положительным моментам, потому что выработка единой стратегии, единой политики на территории стран Содружества, либо на территории стран четверки будет заставлять играть ВТО по правилам, которые уже будут существовать на этом пространстве. Соответственно требования ВТО в некоторой степени будут трансформированы и будут учитывать интересы стран четверки.

У Украины шансы вступления в ВТО соответственно повышаются, принимая во внимание зависимость европейского рынка от российских энергоносителей.

Юрий Пахомов, академик НАНУ, директор Института экономики и международных отношений

Создание такого рода "пространства" экономически отвечает национальным интересам Украины. Тем более, что речь идет об экономическом аспекте. Это то, чего добивалась Украина- создание зоны свободной торговли, но только в более полном, совершенном варианте. Создание такого пространства будет исключать многочисленные крючки преграды, которые стояли на пути обмена товарными потоками. Также это даст простор инвестициям. Вообще всякое расширение пространства торговли и инвестиционного пространства - это есть способ повышения эффективности.

Другое дело, как это все гармонирует с ВТО и европейским выбором Украины. Я в "европейский выбор" не верю. Считаю, что это наша фантазия и не потому, что Украина в принципе не может "дорасти" до подобного выбора. Она не попадет в Европу, потому что "мышеловка захлопнется", потому что страны, входящие в ЕС, отягощены новобранцами и им хватит последних надолго. Кроме того, в Европе начинаются протесты против расширения ЕС, да и против него самого. Леворадикальные движения протестуют против того, что европейские страны обречены на потерю своей идентичности. И с этой точки зрения нам там делать нечего - просто нам не суждено попасть туда. А вот выбор-то какой-то надо делать. Самая большая трагедия - это когда страна находится в полном "одиночестве". Если мы будем вести себя так - туда нас не берут, а туда мы не хотим, то в итоге мы будем той вдовой, которая открыта всем ветрам.

Если бы европейский вектор как вектор интеграционный был бы реалистичен, то тогда можно было бы говорить о том, что он противоречит какому-то другому вектору. Хотя и в этом случае создание единого экономического пространства не было бы роковой преградой для вхождения Украины в ЕС.

Что касается ВТО, то здесь никаких преград нет. Эта организация совершенно не предусматривает однолюбия. Пожалуйста, любите кого угодно, лишь бы только вы приняли те или иные требования. Вместе с Россией будет значительно легче попасть в ВТО, чем в одиночку.

Игорь Гужва, эксперт по проблемам СНГ (Москва)

Из всех достигнутых договоренностей 23 февраля наиболее реальным к реализации я считаю создание Зоны свободной торговли (ЗСТ), которую стороны намерены запустить с начала 2004 года. И это можно назвать большим успехом Украины. Она сумела фактически навязать странам-участникам ЕвразЭС свою идеологию взаимоотношений.

Вспомним, что именно Кучма с момента своего назначения на пост главы СНГ проповедовал идею первичности создания ЗСТ и вторичности - таможенного союза и прочих, более глубоких форм интеграции. Кучма критиковал ЕвразЭС именно за то, что там создание таможенного союзы и Зоны шло как два параллельных процесса. Как видим, в соглашениях 23 февраля, заложена последовательность "по Кучме" - сначала Зона, потом все остальное.

Будет ли ЗСТ запущена в установленные сроки? Россия уже почти полностью согласовала договор о ЗСТ с Казахстаном, есть проблемы с Белоруссией (связанные со взиманием НДС на экспортируемые в эту страну нефть и газ), но и они я думаю каким-то образом решатся. Поэтому ключевой момент - договоренности между Украиной и Россией. Здесь основная проблема - это требование Украины к России аналогичное белорусскому - отменить взимание "экспортного НДС" на нефть и газ, а также экспортные пошлины на эти товары. Кроме того, существуют обоюдные претензии стран друг к другу по различного рода ограничительным мерам (украинские трубы и металл, российские автомобили и т.д.). В процессе переговоров, со стороны России, наверняка будут отменены ограничительные меры по металлу (российские потребители в последние годы страдают от увеличения цен, которые регулярно устраивают российские же меткомбинаты), возможно (но не факт) - по трубам.

Тяжелее с НДС. Учитывая, что его отмена грозит российскому бюджету убытками в 600-800 млн.долларов, договорится будет непросто. Но я полагаю, чего-нибудь да придумают. Потому как в 2004 году пройдут президентские выборы как в России так и в Украине, и фактический крах очередного интеграционного проекта совсем не нужен ни Киеву, ни Москве.

Наиболее вероятный компромисс - Россия согласится отменить НДС, но постепенно - не с 2004 года, а к примеру с 2005 или 2006 (та же схема может быть отработана и по трубам и по каким-то другим наиболее спорным позициям). То есть Зона будет работать с так называемыми "изъятиями" по некоему списку товаров, может быть вначале весьма значительному.

Более сложной задачей представляется синхронизация переговорного процесса с ВТО. Из всех четырех стран-подписантов только Россия и Казахстан худо-бедно пытались согласовать позиции на переговорах - даже Белоруссия ведет их отдельно. Но и у Украины с Россией есть множество сходных позиций - например по внутренним ценам на газ, которые требует повысить ЕС. В одиночку Украине будет тяжело отстоять свою позицию - вместе с Россией легче. Но опять же нельзя сказать, как эти аргументы повлияют на российских и украинских чиновников.

Что же касается согласования тарифов и законодательства, создания таможенного союза, Организации региональной интеграции и всего прочего, то в лучшем случае - это задачи весьма отдаленного будущего. Пока же они выглядят более чем фантастическими.

Тарифная политика - важнейший инструмент влияния правительства на экономические процессы в стране. За каждым процентом ввозной пошлины на Украине, в России или Казахстане стоят колоссальные лоббистские усилия предпринимателей и конкретные суммы "материальной помощи" конкретным чиновникам. Сложная система взаимодействия "бизнес-чиновники-экономическая политика" сформировалась в каждом государстве отдельно, и какие-либо наднациональные органы в нее совершенно не вписываются.

Прежде всего - это касается самой России.

Вообще, в России отношение к различного рода интеграционным процессам на просторах СНГ двоякое. С одной стороны появляется чувство некоего "геополитического удовлетворения" - мол снова вокруг нас собираются земли и братские народы. С другой стороны, надо понимать, что в России основные деньги зарабатываются не на торговле с СНГ. Здесь зарабатываются деньги либо на экспорте в дальнее зарубежье, либо на внутреннем рынке. Первому интеграция в СНГ не поможет, а второму может крупно помешать. Поэтому, лобби противников смягчения торгового режима в отношениях с той же Украиной в нынешних условиях будет всегда сильнее, чем лобби сторонников.

И это также очень сильный ограничитель интеграционных процессов в Содружестве, в том числе и в рамках Зоны свободной торговли (не исключено, что временный список изъятий в ней окажется далеко не таким уж временным).

Поэтому, пока о какой-то более глубокой интеграции экономик наших стран, чем ЗСТ говорить не приходится. Возможно, правда, что в ближайшие годы для нее возникнут некоторые предпосылки.

Во-первых, это, как ни банально звучит, рост емкости рынка стран Содружества. Если для крупных российских компаний рынок Украины будет еще чем-нибудь интересен кроме поставок нефти и газа - отношение к ней резко изменится.

Во-вторых, это расширение присутствия российского капитала в странах Содружества. Если бы украинские трубы производились на заводах принадлежащих влиятельным российским компаниям - никто бы против них бы квоты не вводил. Тоже самое можно сказать и по поводу расширения присутствия в России украинского и казахского капиталов.

В-третьих, это создание межгосударственных консорциумов по решению глобальных проектов по модернизации инфраструктуры (транспорт, энергетика, трубопроводы) стран СНГ, промышленного производства и вооружений. Здесь огромные заказы - десятки миллиардов долларов в год. В тоже время, технологические цепочки производств, которые могли бы их освоить разбросаны по всем странам Содружества. Их объединение в рамках единых конгломератов на паритетной основе могло бы стать той точкой, на которой сошлись бы интересы бизнеса стран СНГ.

Можно назвать еще несколько подобных проектов, однако при этом надо понимать, что для какого-либо существенного продвижения по пути интеграции (дальше, чем ЗСТ) необходимо, прежде всего, политическое или точнее даже идеологическое решение.

Чтобы была создана та же Организация региональной интеграции, таможенный союз, элиты стран-участниц для начала должны для себя определится с главным и сказать: "наша стратегия - интеграция в мировое сообщество в рамках нового геополитического образования". Если такое решение будет принято - преодоление прочих проблем будет уже делом техники.

Европейский союз часто называют как пример образования, которое выросло из "чисто экономического интереса". Однако это не совсем верно. Все страны-участницы европейской интеграции в течение первых тридцати лет объединяла одна большая задача - защита от так называемой "советской угрозы". Кроме того, у стран-прародителей европейской интеграции - Германии и Франции была еще одна цель - не допустить исчезновение европейских стран с "геополитической" карты мира в условиях борьбы двух неевропейских сил - США и СССР. Именно наличие таких "геополитических" стержней позволило Европе преодолеть все трудности создания единого экономического пространства и прийти к нынешней степени интеграции.

Что касается нашей "четверки", то Украина, по крайней мере официально, провозглашает курс на интеграцию в мировое сообщество через вхождение в евроатлантические структуры, Белоруссия Лукашенко вообще ни в какое мировое сообщество не хочет интегрироваться. И лишь только отношения России и Казахстана имеют потенциал движения в нужном направлении.

Характерно, что именно отношения с Казахстаном, а отнюдь не с Украиной или Белоруссией, считаются сейчас в Москве образцовыми для СНГ.

Россия и Казахстан - союзники (участие в ДКБ, ШОС, ЕвразЭС и т.д.). При этом Казахстан отнюдь не является "российской марионеткой" - казахская элита уверенно и безо всякой внешней помощи контролирует ситуацию в стране, а также является очень сильным региональным лидером - реализуя самостоятельные проекты в странах Средней Азии, а также с Индией и Пакистаном (в рамках казахской инициативы - Совещания по выработке мер доверия в Азии). Россию такое положение дел очень устраивает - России нужен сильный союзник.

Кроме того, Казахстан и Россия реализует целый ряд межгосударственных консорциумов по нефти и газу, автотранспорту, железным дорогам и т.д. Как любят говорить в Астане, в рамках этих конгломератов формируется новая имперская элита Евразии. В отношениях с внешним миром страны тесно координируют свою деятельность - раздел Каспийского моря и планы по созданию "газового" ОПЕК - тому подтверждение.

Конечно, союзнические отношения базируется на конкретных экономических и политических интересах. Весь экспорт Казахстана идет через Россию, под боком у республики неспокойная Азия с Афганистаном в придачу. Так что сориться с Россией в таких условиях казахам совершенно не с руки.

У Украины проблемы, безусловно, иные. Поттолкнут ли они украинскую элиту обновить свои стратегически приоритеты (либо страну - обновить свою элиту) - поживем увидим. Время имеется.


Тема







ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО в защиту чести и достоинства русского языка - [30.01.2005]



Закрытие IV сессии парламента Украины - [15.01.2004]



Выборы-2003 в России и их влияние на Украину - [10.12.2003]



К вопросу о ксенофобии в Украине - [25.11.2003]



Украина между ЕС и ЕЭП: от "столкновения интеграций" к их совместимости - [15.10.2003]



ЕЭП станет эффективным образованием, если будет работать в формате 1+1. Интервью с Вадимом Карасевым, политологом, директором Института глобальных стратегий - [01.10.2003]



Какая избирательная система позволяет лучше учитывать интересы регионов Украины? - [24.09.2003]



Вступление Украины в ЕЭП: за и против - [17.09.2003]



11 сентября - [11.09.2003]



Власть и левая оппозиция: от конфронтации к поиску компромисса в проведении политической реформы - [29.08.2003]



Станет ли Украина великой курортной державой? - [01.08.2003]



Политическая реформа: какие права должны быть закреплены за президентом? - [25.07.2003]



Политическая реформа в Украине: депутаты подводят первые итоги - [15.07.2003]



"Волинь. Знак біди": українські депутати про фільм і про національне примирення українців і поляків - [04.07.2003]



Украинские и российские политологи о политической реформе в наших странах - [01.07.2003]



Украинская политика и политики. Взгляд Сергея Маркова - [24.06.2003]



К вопросу о спонсорской помощи украинским независимым проектам - [17.06.2003]



"Київський лист" 1968 року - [05.06.2003]



Санкт-Петербургу 300 лет - [02.06.2003]



13%-ая ставка единого налога с физических лиц: положительные и отрицательные моменты - [28.05.2003]



Волинська трагедія 1943 року. Яким має бути український крок до примирення з Польщею - [21.05.2003]



К вопросу о возможной отправке военного контингента Украины в Ирак - [19.05.2003]



Новые левые. Интервью с политологом, бывшим диссидентом Владимиром Малинковичем - [02.05.2003]



Есть ли политические и интеллектуальные перспективы у левых в Украине? - [25.04.2003]



Вступление Украины в ВТО: за и против - [22.04.2003]



Президент и оппозиция: точки соприкосновения и расхождения на пути политической реформы - [16.04.2003]



Мир после войны в Ираке. Взгляд Александра Дугина - [14.04.2003]



Информационная война между США и Ираком - [09.04.2003]



Война между Америкой и Ираком: военный аспект - [08.04.2003]



Так все же, является ли Украина участником антииракской коалиции? - [02.04.2003]



Готовы ли СДПУ(О), "Трудовая Украина" и блок "Наша Украина" жить в условиях "пропорционалки"? - [27.03.2003]



Какими могут быть последствия для мира и Украины в случае начала военной операции США в Ираке? - [18.03.2003]



Скандал вокруг возможной фальсификации бюджета- 2003: политические последствия. - [18.03.2003]



Что должна гарантировать Хартия региональных языков и языков меньшинств? - [12.03.2003]



Законодательная инициатива Президента, касающаяся проведения политической реформы - [07.03.2003]



Мартовский съезд оппозиции - [04.03.2003]



Программа правительства Виктора Януковича - [04.03.2003]



Украина вместе с Белоруссией, Россией и Казахстаном создадут Организацию региональной интеграции - [28.02.2003]















Copyright © 2002-2012 Киевский центр политических исследований и конфликтологии
Copyright © 2002-2012 Центр эффективной политики

При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.






bigmir)net TOP 100