Перейти на главную страницу





главная страница | наши сотрудники | фотобанк | контакт
 



  Цели и задачи Центра  
  Текущий комментарий  
  Тема  
  Автор дня  
  Социология и политика  

  Аналитика  
  Социологические исследования  
  Публикации и интервью  
  Новости  


Что должна гарантировать Хартия региональных языков и языков меньшинств?

[12.03.03]

Языковая проблема в Украине относится к числу одной из самых непростых, острых и дебатируемых. Так 12 марта 2003 года в Верховной Раде состоялись слушания о положении украинского языка, за которым в Конституции закреплен статус государственного, а 20 марта депутаты, возможно, ратифицируют Хартию региональных языков и языков меньшинств, как того требуют от нас взятые нами обязательства перед ПАСЕ. В связи с предстоящим голосованием наше издание решило провести опрос среди экспертов, которым мы задали следующий вопрос.

Хотите ли вы, чтобы Хартия гарантировала защиту:

а) только языкам, находящимся под угрозой исчезновения

(вариант Зварича - Тарасюка);

б) в равной степени всем региональным языкам и языкам меньшинств

(старый вариант Кучмы);

в) с учетом места, которое каждый из языков занимает в жизни страны

Алексей Гарань, профессор политологии, руководитель Школы политической аналитики при Киево-Могилянской Академии

Считаю, что оптимальным был бы тот вариант, который бы объединил в себе все три вышеперечисленных варианта защиты, поскольку действительно есть языки, которые находятся под угрозой исчезновения - и понятно, что к ним должно быть одно отношение, а есть те, для которых такой угрозы нет.

В целом же я считаю, что государство должно гарантировать нормальное функционирование всем языкам национальных меньшинств.

Однако тут встает вопрос о статусе русского языка, поскольку он играет весьма специфическую роль в жизни страны и потому отношение к нему как другим региональным языкам и языкам меньшинств, безусловно, должно быть иным. На сегодняшний день в Украине сложилась такая ситуация, когда не русский, а украинский язык требует поддержки. Поэтому если мы будем автоматически распространять на первый те же положения Хартии, что и на другие языки меньшинств, то предоставим ему очень и очень существенные преференции.

Думаю, что отношение к русскому языку должно регламентироваться отдельными положениями и актами, учитывая действительно специфический статус этого языка в Украине. Я не считаю, что ему на данном этапе должен быть предоставлен статус второго государственного или официального, поскольку это привело бы к дискриминации украинского языка. Но можно было бы закрепить за ним какой-то статус в отдельных регионах - например, в Крыму.

Тарас Чорновил, народный депутат, фракция "Наша Украина", член Правления Партии реформы и порядок

Что касается позиции фракции "Наша Украина" и партийных групп, образовавших ее, в отношении Хартии, то она заключается в том, что мы протестуем против механического принятия парламентом закона о ее ратификации. Дело в том, что во всех странах Европы действие этого документа направлено на то, чтобы помочь умирающим языкам, которые полностью утрачивают свои позиции в обществе. Действие этого документа никоим образом не направлено на то, чтобы в результате появилась доминанта какого-нибудь из языков, потому что титульный язык во всех этих странах, как правило, имеет абсолютно нормальные соответствующие гарантии. В Украине же ситуация абсолютно противоположная - украинский язык в большинстве регионов оказался фактически в положении языка национального меньшинства и кроме того преследуется административными методами. На сегодняшний день, если за русским языком закрепить статус официального, что может последовать за ратификацией Хартии в полном объеме, то можно будет ликвидировать тот статус, который уже сложился в Украине, и который де-факто можно назвать недоношенным двуязычием, и получить одноязычный русский фактор. Т.е. произойдет полное нарушение Конституции. Из-за этого мы настаиваем на том варианте Хартии, который был предложен Зваричем и Тарасюком. Как по мне, так это нормальный вариант, который дает возможность поддержать все те языки, которые сегодня находятся в положении исчезающих и которые не имеют поддержки своих национально-государственных образований. Обеспечить им свободное развитие на территории Украины, однако не внести диспропорций, которые итак существуют, например, между русским и украинским языками, а в некоторых регионах, например, как в Закарпатье между украинским, румынским и венгерским. Потому что в этих регионах существуют проблемы и такого плана.

В. А. Елецкий, вице-президент Фонда поддержки русской культуры в Украине

Председатель Верховной Рады В. М. Литвин обратился к президенту Л. Д. Кучме с просьбой отозвать внесенный президентом законопроект о ратификации Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств, с тем, чтобы рассмотреть в парламенте "согласованный законопроект" по этому вопросу.

Законопроект, о котором идёт речь, разработан Р. М. Зваричем и принят Рабочей группой под руководством Б. И. Тарасюка. Что же не устроило депутатов Тарасюка и Зварича в президентском законопроекте? То, что в нём Украина берёт на себя конкретные обязательства по защите региональных языков. При разработке Зваричем своего законопроекта была поставлена задача, чтобы, с одной стороны, в угоду Совету Европы, ратифицировать Хартию, но, с другой, не брать никаких обязательств. Для достижения этой цели было извращёно одно из основных положений Хартии, изложенное в части второй Преамбулы: "Учитывая, что защита исторических региональных языков или языков меньшинств Европы, некоторые из которых находятся под угрозой возможного исчезновения, содействует поддержанию и развитию культурного богатства и традиций Европы...". Вырвав из контекста несколько слов, разработчик законопроекта придумал концепцию, заключающуюся в том, что Хартия направлена прежде всего на защиту исчезающих языков. На самом деле, Хартия призвана защитить все исторические региональные языки, даже те, что находятся под угрозой исчезновения.

Исчезающими языками решено было выбрать крымчатский (языковая группа согласно данным Госкомстата Украины о Переписи населения Украины 2001 года - 68 человек), караимский (72 чел.), урумский и румейский (данные о численности языковых групп отсутствуют). Отдельно решили выделить крымскотатарский язык (третья по численности языковая группа в Украине - 250287 человек). В отношении этих пяти языков и приняты минимально возможные обязательства согласно части ІІІ Хартии. Таким образом, поставленная разработчиком цель достигнута: формально обязательства приняты, а фактически, в связи с отсутствием востребованности их выполнения (некому востребовать), - их нет. Есть, правда, крымские татары, но уступка им минимальна, ничего серьёзного.

Из тактических соображений (выражение Б. И. Тарасюка), исторические региональные языки в законопроекте всё же перечислены, но обязательства по их защите отсутствуют. То есть Украина признаёт, что такие языки есть, не более того. В этом состоит грубейшая юридическая ошибка разработчика законопроекта (все старания Р. М. Зварича, юриста по профессии, её замаскировать не должны никого обмануть). Ведь однозначным требованием Хартии, изложенным в статье второй, пункт 2, является: "В соответствии со статьёй 3 в отношении каждого языка, указанного при ратификации, принятии или одобрении, каждый Участник обязуется применять минимум тридцать пять пунктов или подпунктов, отобранных из положений части III Хартии, включая по крайней мере по три, отобранных из статей 8 и 12, и по одному, отобранному из статей 9, 10, 13".

Вывод. Законопроект, разработанный Рабочей группой Тарасюка, является профанацией Хартии, так как ставит цель, прямо противоположную целям Хартии. В случае его принятия борьба общественных организаций, защищающих права всех языковых групп Украины, без сомнения будет распространена за границы Украины. Имидж Украины в международном сообществе очередной раз будет серьёзно подорван.

Кстати, заявления о согласованности законопроекта не соответствуют действительности. Он не согласован даже в самой Рабочей группе. Где уж говорить о согласии фракций и групп Верховной Рады?

Необходимое дополнение. Президентский законопроект, к сожалению, тоже не лишен недостатков. Главный недостаток состоит в том, что в законопроекте не отражён основной принцип Хартии - дифференциация обязательств государства по отношению к региональным языкам в соответствии с положением каждого из этих языков. Вследствие этого, обязательства в отношении русского языка, численность языковой группы которого по данным Переписи населения Украины 2001 г. составила 14273670 человек или 29,59% населения Украины, и, например, словацкого языка, численность языковой группы - 2768 человек или менее 0, 01% населения, - одинаковы и минимальны.

Закон о ратификации Европейской Хартии региональных языков и языков меньшинств должен обеспечить достижение целей, заявленных в самой Хартии, то есть создать систему правовой защиты региональных языков и языков меньшинств, обеспечивающую использование этих языков в преподавании и в средствах массовой информации, а также разрешение и поощрение их использования в правовой и административной сферах, в экономической и социальной областях и в культурной жизни, трансграничном сотрудничестве. Принятие такого закона возможно, текст законопроекта имеется.

Владимир Малинкович, председатель Комиссии по содействию демократизации и развитию гражданского общества при Президенте Украины

Прежде всего, хочу заявить о том, что Хартия должна гарантировать в необходимой степени права языков, на которых говорят народы Украины, для того, чтобы сохранилось их присутствие в нашем культурном пространстве. Солидаризируясь с третьим вариантом ответа на ваш вопрос, хочу подчеркнуть, что и составители Европейской Хартии также имеют в виду именно дифференцированную защиту языков в зависимости от места, которые эти языки занимают. У нас имеются все основания так считать, так как об этом свидетельствуют, в том числе и выступления директора департамента Совета Европы по региональным меньшинствам господина Филиппа Блэра. Об этом также прямо говорится и в Европейской Хартии, в частности практически во всех статьях части III. И это логично, потому что гарантии защиты не могут быть равными для языка, на котором говорит несколько десятков человек, и на котором говорят миллионы. В связи с этим я полагаю, что наш украинский закон о ратификации Европейской Хартии должен предусматривать в максимальной степени защиту русского языка как языка, который повседневно используют миллионы украинских граждан (как минимум 30% граждан считают его родным). Это означает, что не должно быть никакого сокращения школ с преподаванием на русском языке, детских учреждений и ВУЗов. Это означает, что он должен свободно использоваться в экономической жизни и на нем должны говорить наряду и с украинским языком все государственные чиновники Украины, поскольку русский язык в Украине является не региональным, а таким, на котором говорит самая большая после украинской языковая группа (причем не только этнические русские). Я полагаю, что в достаточно высоком уровне защиты нуждаются языки, на которых говорят от 100 000 человек до полумиллиона. Это молдавско-румынский, крымскотатарский, венгерский и болгарский языки. Кроме того, в Украине есть языки, на которых говорят тысячи и десятки тысяч человек. Это польский, армянский, грузинский, словацкий и целый ряд других языков. Думаю, что они также должны быть хорошо защищены. Хотя, естественно, уровень их защиты должен быть несколько ниже, чем уровень защиты русского языка.

И, наконец, четвертый "уровень защиты" - это защита тех языков, которые находятся на грани исчезновения. Речь идет о языках крымчаков, караимов, греков (румейский и урумский). Безусловно, необходимо сохранить эти языки и внести в закон о ратификации Хартии пункт об их защите, поскольку каждый из них это культурное достояние всего человечества.

И последнее. Европейская Хартия требует, чтобы не могло быть какого-либо сокращения учреждений, образовательных и культурных, которые могли бы повлиять на свободное развитие того или иного языка Украины. Все это тоже должно быть в нашем законе.

Павел Баулин, заместитель председателя "Русского блока"

Безусловно, я солидаризируюсь с "третьим вариантом" вашего опросника. Первый вариант (Зварича-Тарасюка) вообще противоречит самому духу Европейской Хартии, потому что в этом документе заложен принцип сохранения всех языков, независимо от того, какой из них исчезающий, а какой нет. Более того, в ней заложен следующий принцип - чем больше языковая группа, тем больше гарантий, тем больше на себя ответственности должно брать государство за сохранение языка этой группы. И поскольку последняя перепись (весьма необъективная) подтвердила то, что сегодня 30% граждан Украины считают своим родным языком русский, вот примерно в такой пропорции государство должно заботиться о сохранении и развитии русского языка. Этот подход абсолютно не противоречит действующей Конституции страны.

Считаю, что тот вариант ратификации Хартии (а она поливариантна - каждое государство в праве выбирать из нее определенные положения), который был, по сути, реализован в декабре 1999 года Верховной Радой Украины, наиболее приемлем для Украины. Во время его принятия, я имел честь быть народным депутатом Украины. Тогда парламент 229 голосами проголосовал за ее ратификацию. По сути дела, Хартия в том проголосованном варианте уже действовала в Украине, начиная с момента подписания ее Председателем Верховной Рады вплоть до ее отмены 14 июня 2000 года.

Сейчас те варианты, которые предлагают Президент, а также группа депутатов во главе со Зваричем, урезают права региональных языков, урезают права граждан Украины, что противоречит Конституции. В последней четко прописано, что не могут приниматься законы, которые урезают права или свободы наших граждан. Поэтому точка зрения "Русского блока" состоит в том, что должен быть реализован тот вариант Хартии, который Верховная Рада проголосовала в декабре 1999 года. Хотя мы считаем, что русский язык должен быть официальным на всей территории Украины.

Александр Турчинов, народный депутат Украины, фракция БЮТ

Моя позиция (ее поддерживают большинство членов нашей фракции) заключается в том, что те вопросы, связанные с ратификацией Хартии, которые вносит администрация Президента, имеют своей целью не разрешение проблем, касающихся языков национальных меньшинств. Это просто очередной повод для внесения раскола в ряды оппозиции. Поэтому мы считаем, что этот вопрос вообще не стоит на повестке дня. Есть более серьезные вопросы, которые касаются и досрочной приостановки полномочий Кучмы, и другие политические и социально-экономические вопросы, которые необходимо решать, а эта проблема может подождать.

Илья Левитас, председатель совета организаций национальных меньшинств при Президенте Украины, президент Еврейского совета Украины

Мне кажется, что приемлем тот вариант, который предлагает Президент Украины. Вот сейчас появилось новое предложение, которое добавляет в украинский вариант Хартии "новые" пять языков, "упущенных" при разработке этого документа. Это предложение народного депутата Украины Нвера Мхитаряна. Считаю, что стоит его рассмотреть.

Каким этносам сегодня угрожает исчезновение их языков? Караимам и крымчакам. Получается, что малочисленность сама их губит. Они и сами когда-то не очень горели желанием "восстановится" в своей национальности, да и сейчас тоже.

Грозит исчезновение идишу - языку украинских евреев, который исчезает в связи с тем, что были практически уничтожены его носители в годы войны (1 700 000 человек). Да и в сталинские времена было не сладко. К тому же надо сказать, что и сами евреи без особой боли расстаются с этим языком. Поскольку появилась возможность эмиграции, они своих детей учат языкам тех стран, в которые собираются переехать - английский, немецкий, иврит... Идиш умирает, и не случайно он внесен в перечень языков, которые нуждаются в защите. И мы этим будем заниматься. Это я говорю как президент Еврейского совета Украины.

Другой момент. Есть, например, язык гагаузский, который "применяется" в районе компактного проживания гагаузов. И там он, очевидно, не нуждается в большой защите, поскольку распространен среди этого народа в быту. Он живой, им пользуются.

Компактно живут у нас и греки. Но вот вопрос, какой язык у них греческий? Они и сами не могут это определить. Ведь у них есть два языка - румейский и урумский. Они, конечно, должны сами с этим вопросом определитmся. И этот вариант греческого языка в районе их компактного проживания должен ходить наряду с украинским. Это было бы нормально. Так было даже при Сталине до войны, когда существовали национальные районы (шести национальностей). Сейчас этого нет, но если люди хотят использовать свой язык, почему бы этого им не дать. Они должны себя чувствовать свободными в свободной стране. Кстати, украинскому языку это не угрожает, ведь его все учат в школе.

Татьяна Оленева-Стомати, председатель киевского греческого общества "Эллада"

Я считаю, что всем языкам надо дать равные возможности развития и обеспечить их сохранение, ибо каждый язык несет в себе культуру того народа, который на нем говорит. Поэтому считаю, что такая Хартия нужна для развития и защиты тех языков, которыми в большей или меньшей степени пользуются в Украине.

Михаил Белецкий, эксперт КЦПИК

Прежде всего, хочу отметить два распространённых недоразумения, с которыми приходится сталкиваться при обсуждении Хартии.

Во-первых, цель Хартии - защита не языков, как обычно принято говорить, а языковых прав граждан. Таким образом, Хартия - один из многочисленных инструментов защиты прав человека. Именно человек, а не язык является субъектом права.

Во-вторых, законодательная защита любого права есть просто фиксация этого права в законе, а такая фиксация необходима независимо от того, имеют ли место нарушения этого права в сегодняшней практике. Потому выглядят несостоятельными нередко встречающиеся доводы типа: "Такой-то язык защищать не нужно, потому что ему и так хорошо".

Что же касается вопроса о характере гарантий, предоставляемых Хартией, то я поддерживаю третий из названных вариантов - гарантии языковых прав граждан с учётом места, занимаемого языком в жизни страны. Это означает, что более распространённым языкам должны гарантироваться большие возможности использования. Например, если язык используется четвертью жителей страны или региона, то государство должно гарантировать им возможность обучать детей на этом языке, слушать теле- и радиопередачи, общаться с чиновниками и т. п. Если же носители языка составляют в общем населении доли процента, то государство может содействовать некоторым из этих функций, но гарантировать уже не сможет; напр., для открытия классов в школах может не хватить желающих. Разумеется, редкие (для страны) и исчезающие языки также нуждаются в защите, но это уже будет защита другого характера.

Замечу, что необходимость учёта места, занимаемого языком в жизни страны, соответствует духу самой Хартии и неоднократно в ней подчёркивается. Сведение же Хартии к защите исчезающих языков, откровенно говоря, выглядит как стремление обмануть европейские структуры, сделав вид, что мы разделяем их ценности, а для защиты языковых прав граждан ничего не сделать. Точнее, сделать с точностью до наоборот - предоставить власти возможность полностью игнорировать языковые права, а на возмущение граждан отвечать: "А о ваших правах в международных документах ничего не сказано".

Михаил Товт, экс-председатель Союза венгров Украины, научный сотрудник Института государства и права им. Карецкого НАН Украины, кандидат юридических наук

Что касается "первого варианта" (Зварича-Тарасюка), то он не должен быть принят, поскольку противоречит и духу, и букве самой Европейской Хартии. Что касается "второго" и "третьего вариантов", то отделять их друг от друга не следовало бы. Хартия предполагает и тот, и другой варианты.

Нужно заметить что, исходя даже их самого названия, этот документ берет под защиту прежде всего региональные языки. Этот подход и должен быть положен в основу ратификационного закона. В Хартии среди ее принципов указаны такие понятия, как "достаточная необходимость", как "достаточная представленность", как "уважение к границам тех регионов, в которых используются эти языки". Поэтому национальный законодатель при ратификации должен найти свой подход и принять свое решение в том плане, как определить ту достаточную необходимость и как для себя определить границы того региона. Законодатель к каждому конкретному языку указывает регион или регионы (по административным единицам или иным способом) и на него распространяет предусмотренные преференции, которые предлагаются в части III Европейской Хартии. Это один подход.

Есть и второй. В декабре 1999 года был принят вариант Хартии, в которой не определялись границы, а устанавливался уровень представленности языков (это соответствует, кстати, "третьему варианту" в вашем опроснике). На язык, которым говорят более 20% граждан страны, распространялись более высокие преференции из раздела III Европейской Хартии в области образования, суда, СМИ, в области предоставления публичных услуг. Так же там есть уровни - 10% и более; менее 10%, которым соответствуют свои преференции.

Кроме того, положения Хартии должны распространяться на те или иные языки, которые в той или иной мере не могут считаться территориальными, но они исторически присутствуют на территории этих государств. Для них применяется фраза в Хартии mutadis mutantis - "применительно к конкретным возможностям и условиям конкретного языка".

Основной проблемой ратификационного процесса являются проблемы, связанные с русским языком, а не проблемы, связанные с другими языками. Может быть, их разрешение следовало бы искать с одной стороны через Хартию, а с другой - каким-то иным образом, так как и результаты последней переписи подтвердили, что русский язык не есть миноритарным (т. е. языком меньшинства). Этим языком владеет и в той или иной мере пользуется большинство населения страны, и, как показывают результаты последней переписи, родным его считают более 30% наших соотечественников. Поэтому со статусом русского языка необходимо определиться каким-то образом отдельно. Но при этом нужно учесть, что по отдельным регионам русский является действительно языком меньшинства. Поэтому этот вопрос должен решаться в общегосударственном масштабе путем предоставлением ему какого-то статуса и на уровне Хартии путем его защиты как регионального языка в тех районах, где он является миноритарным.

Иван Попеску, народный депутат Верховной Рады Украины 2 и 3 созывов, член ПАСЕ с 1996 по 2002 годы, лидер румынской общины Украины

Когда мы говорим о ратификации Европейской Хартии региональных языков и языков меньшинств, название которой я бы передал точнее - "...региональных и миноритарных языков", т.е. тех языков, на которых говорят люди, находящиеся в меньшинстве на территории административно-территориальной единицы, то должны учитывать два момента.

Первый момент - количество людей, говорящих на этом языке, как на уровне Украины, так и на уровне территориально-административных единиц. И тот проект, который мы предлагали в 1999 году, и который был проголосован, как раз предполагал такой подход. Почему? Потому что, если мы возьмем за основу территориально-административную единицу (это может быть вся страна, область, город, село, район), в которой 20 и более процентов говорят на каком-либо из языков, то, естественно, этот язык должен выполнять функции почти что на уровне государственного - в области образования, в судопроизводстве, в административном управлении и т.д. Такой принцип уже применяется в Македонии, в Румынии, в Словакии и т.д. При наличии языковой группы, численность которой от 10 до 20% - мы предлагали предпринять "охранные меры". В случае, если меньше 5% (и в этой градации мы можем говорить о исчезающих языках - например, караимов, крымчаков и других), то здесь нужно принимать совершенно другие меры. Нельзя ставить вопрос об открытии школы на крымчакском языке, если всего около 70 человек говорят на этом языке - просто не найдут детей, а необходимо создать условия, чтобы его хотя бы изучали люди этой национальности, которые об этом изъявили желание.

Что касается других языков... Есть, например, в Закарпатье Береговский район, где большинство населения составляют венгры, в Черновицкой области - районы, где большинство составляют румыноязычные граждане, в Одесской области, в Болградском районе - болгары. В этих районах их язык может использоваться на самом высоком уровне. И наша позиция заключается в том, чтобы дифференцировано подходить к Хартии и ее ратификации. Это позволяет и сама Хартия, поскольку из нее можно выбрать пункты для реализации различных подходов.

Рефат Чубаров, народный депутат Украины, фракция "Наша Украина", заместитель председателя меджлиса крымскотатарского народа

Во-первых, надо исходить из духа Хартии, которая в первую очередь должна защитить те языки, которые находятся под угрозой исчезновения. Если мы будем исходить из этого, то нам следует выделить эти языки.

Во-вторых, какие бы не были приняты решения в рамках Хартии, они не могут ограничить полноценное использование государственного языка на всей территории Украины. Т.е. Хартия не может использоваться как инструмент для ограничения украинского языка.

В-третьих, разумеется Хартия в тех или иных своих разделах должна включать такие нормы, которые бы обеспечивали сохранение и развитие языков национальных меньшинств в той мере, насколько последние хотят их сохранять и развивать в Украине.

Нвер Мхитарян, народный депутат Украины, заместитель главы Комитета Верховной Рады Украины по вопросам прав человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений, Президент Союза Армян в Украине

Считаю, что вариант Хартии, который был подготовлен для ратификации 6.03.2003 г. нуждается в доработке. Исчезающими языками пусть занимаются специальные исследовательские институты, ЮНЕСКО. Поскольку в Европейской Хартии речь идет больше о судьбе целых национальностей, о судьбе национальных меньшинств.

В этом варианте не очень понятно, по каким критериям отбирать языки, которые попадают под защиту Хартии. Вот смотрите, гагаузов в Украине 32 000 человек, а армян -100 000. При этом последние не попали под защиту Хартии, а гагаузы попали. Почему? Ради Бога, пусть и гагаузы используют свой язык, но я бы предложил в первую очередь количественный критерий. Ведь, в конце концов, Хартия защищает не язык, а людей, на нем говорящих. Поэтому, чтобы не обижать ни одну из национальностей, представители которых проживают в Украине, мы должны установить планку в 30 000 человек для носителей того или иного языка, которые подпадают под защиту Хартии.

Считаю неправильным и то, что под защиту Хартии попадет русский язык. 14,3 миллиона человек, проживающих в Украине, считают его своим родным языком (30% населения). Но это теоретически, а практически больше половины населения говорит по-русски больше, чем по-украински. Лучше бы для него было бы, чтобы его считали вторым государственным или официальным.

Подводя итог, хочу сказать, что я согласен с президентским вариантом Хартии, в который можно было бы внести те предложения, о которых я упомянул выше.


Тема







ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО в защиту чести и достоинства русского языка - [30.01.2005]



Закрытие IV сессии парламента Украины - [15.01.2004]



Выборы-2003 в России и их влияние на Украину - [10.12.2003]



К вопросу о ксенофобии в Украине - [25.11.2003]



Украина между ЕС и ЕЭП: от "столкновения интеграций" к их совместимости - [15.10.2003]



ЕЭП станет эффективным образованием, если будет работать в формате 1+1. Интервью с Вадимом Карасевым, политологом, директором Института глобальных стратегий - [01.10.2003]



Какая избирательная система позволяет лучше учитывать интересы регионов Украины? - [24.09.2003]



Вступление Украины в ЕЭП: за и против - [17.09.2003]



11 сентября - [11.09.2003]



Власть и левая оппозиция: от конфронтации к поиску компромисса в проведении политической реформы - [29.08.2003]



Станет ли Украина великой курортной державой? - [01.08.2003]



Политическая реформа: какие права должны быть закреплены за президентом? - [25.07.2003]



Политическая реформа в Украине: депутаты подводят первые итоги - [15.07.2003]



"Волинь. Знак біди": українські депутати про фільм і про національне примирення українців і поляків - [04.07.2003]



Украинские и российские политологи о политической реформе в наших странах - [01.07.2003]



Украинская политика и политики. Взгляд Сергея Маркова - [24.06.2003]



К вопросу о спонсорской помощи украинским независимым проектам - [17.06.2003]



"Київський лист" 1968 року - [05.06.2003]



Санкт-Петербургу 300 лет - [02.06.2003]



13%-ая ставка единого налога с физических лиц: положительные и отрицательные моменты - [28.05.2003]



Волинська трагедія 1943 року. Яким має бути український крок до примирення з Польщею - [21.05.2003]



К вопросу о возможной отправке военного контингента Украины в Ирак - [19.05.2003]



Новые левые. Интервью с политологом, бывшим диссидентом Владимиром Малинковичем - [02.05.2003]



Есть ли политические и интеллектуальные перспективы у левых в Украине? - [25.04.2003]



Вступление Украины в ВТО: за и против - [22.04.2003]



Президент и оппозиция: точки соприкосновения и расхождения на пути политической реформы - [16.04.2003]



Мир после войны в Ираке. Взгляд Александра Дугина - [14.04.2003]



Информационная война между США и Ираком - [09.04.2003]



Война между Америкой и Ираком: военный аспект - [08.04.2003]



Так все же, является ли Украина участником антииракской коалиции? - [02.04.2003]



Готовы ли СДПУ(О), "Трудовая Украина" и блок "Наша Украина" жить в условиях "пропорционалки"? - [27.03.2003]



Какими могут быть последствия для мира и Украины в случае начала военной операции США в Ираке? - [18.03.2003]



Скандал вокруг возможной фальсификации бюджета- 2003: политические последствия. - [18.03.2003]



Что должна гарантировать Хартия региональных языков и языков меньшинств? - [12.03.2003]



Законодательная инициатива Президента, касающаяся проведения политической реформы - [07.03.2003]



Мартовский съезд оппозиции - [04.03.2003]



Программа правительства Виктора Януковича - [04.03.2003]



Украина вместе с Белоруссией, Россией и Казахстаном создадут Организацию региональной интеграции - [28.02.2003]















Copyright © 2002-2012 Киевский центр политических исследований и конфликтологии
Copyright © 2002-2012 Центр эффективной политики

При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.






bigmir)net TOP 100