Перейти на главную страницу





главная страница | наши сотрудники | фотобанк | контакт
 



  Цели и задачи Центра  
  Текущий комментарий  
  Тема  
  Автор дня  
  Социология и политика  

  Аналитика  
  Социологические исследования  
  Публикации и интервью  
  Новости  


Информационная война между США и Ираком

[09.04.03]

Помимо боевых действий между Америкой и Ираком, которые продолжаются уже две декады, мы являемся свидетелями и развернувшейся между ними информационной войны, которая, по мнению многочисленных экспертов, важна для победы не менее, чем "горячая". Наблюдатели пытаются разобраться и понять не только то, какая из сторон в ней берет вверх, но и определить, в чем ее "новизна" и особенности по сравнению с предыдущими информвойнами, а также каково же, на самом деле, настоящее количество ее участников.

Александр Литвиненко, доктор политологических наук, заместитель директора Национального Института стратегических исследований, автор монографии "Спеціальні інформаційні операції"

Относительно американо-иракской информационной войны необходимо отметить следующее.
1.Эта война должна рассматриваться в общем контексте военной операции, которая сейчас идет в заливе, и в рамках политической войны против Ирака.
2. В этой информационной войне следует отметить участие не двух, а большего числа участников, среди которых необходимо рассматривать и Россию, и страны Западной Европы, и арабские государства.
3. Необходимо осознавать, что она проходит в принципиально иных условиях, чем все остальные информационные войны, которые вели Соединенные Штаты. Существуют альтернативные американским каналы подачи информации, в частности, катарский телеканал "Аль-Джазира".
4.Основной упор США делают на два фронта: внутренний, на котором им до сих пор удается обеспечивать достаточно высокую поддержку войны, и фронт в Ираке, где они столкнулись с неожиданными трудностями, связанными с неспособностью обеспечить популярность американского вторжения в эту страну среди иракских граждан. Фронты, призванные обеспечивать международную поддержку войны, нельзя рассматривать как основные.
Кто же побеждает в информационной войне? Мне кажется, что говорить об этом еще рано и не так важно. Дело в том, что в нынешней ситуации основным информационным посланием Соединенных Штатов является сама операция. Поэтому ее внешнее обеспечение является второразрядным.


Александр Леонов, главный консультант Национального Института проблем международной безопасности при СНБО Украины

Конечно же, можно сразу констатировать ряд существенных отличий информационной войны, которая велась во времена "Бури в пустыне", от нынешней. Главное из них - кроме канала CNN, который эксклюзивно транслировал информацию из зоны боевых действий в 1991 году, на сегодняшний день в зоне конфликта присутствуют множество глобальных телеканалов и не только ангосаксонских (например, BBC), но и "Аль-Джазира", Euronews и так далее. Поэтому монополии на "картинку" и информацию у Соединенных Штатов сегодня нет. И это накладывает определенный отпечаток.

В данный момент Америка это понимает, поэтому она сделала главный акцент на внутреннем потреблении информации. И соответственно, как показывают опросы (75% населения США поддерживает войну), у себя дома она держит информационный фронт.

Еще одной серьезной особенностью войны в Ираке стало присутствие журналистов непосредственно в рядах войск коалиции. Таким образом, представители СМИ фактически получили статус, чуть ли не отдельного рода войск. Кроме того, поскольку журналисты находятся в расположении войск союзников и действуют "плечом к плечу", вероятность критического освещения войны с их стороны резко падает - возникает самоидентификация журналиста с одной из сторон конфликта.

Говорить о том, кто выигрывает, а кто проигрывает в информационной войне пока рано, поскольку конфликт еще продолжается. Пока что мы можем говорить лишь об ошибках участников информационной войны (о которых, кстати, уже немало было сказано в различных СМИ).

Хотелось бы сделать акцент на том, что сегодня СМИ, говоря об информационной войне, часто имеют в виду только пропаганду, противостояние пропагандистских машин, а на самом деле информационная война развивается строго в контексте самой боевой операции. Пропаганда может быть принесена в жертву военной победе в Ираке. Например, вполне возможно, что Америка в один прекрасный момент может вбросить специально обработанную информацию, которая не будет положительно играть на их имидж в мире, но она поможет победить в каком-то конкретном случае, в каком-то конкретном месте. Например, на прошлой неделе прошло сообщение о приостановлении американского наступления на Багдад, а через сутки последовало опровержение, операция продолжилась, но иракское руководство, возможно, поверило в дезинформацию и начало перегруппировку сил. Соответственно, часть иракской армии была накрыта огнем в ходе этой перегруппировки.

Кроме этого, было еще несколько моментов, которые указывают на использование информационных приемов. Один из них - это выход республиканской гвардии навстречу американским войскам и так называемый прорыв под Басрой. Напомним, что тогда значительные силы иракских войск вышли из-под прикрытия городов в пустыню, где и были уничтожены. Этот шаг военного руководства Ирака был воспринят подавляющим большинством военных экспертов как самоубийственный. Дело в том, что первоначальные трудности американцев создали иллюзию у иракского руководства, что противник слаб, поэтому им был отдан самоубийственный приказ о контратаке. Возможно, что именно специалисты Пентагона стояли за соответствующим поведением командования группировкой - неуверенность, непоследовательность, постоянные заявления, которые тут же опровергались. Фактически, это классическое использование стратагемы, описанной еще великим Сунь-Цзы в своей книге "Искусство войны" - "если ты сильный - притворяйся слабым". В этой связи хотелось бы отметить, что главным индикатором для стороннего наблюдателя за ведением информационной операции является именно неадекватная реакция противника на боевую обстановку.

Кроме этого, стоит остановиться на ряде технологических новинок, примененных войсками США в этой войне. Это и эффективное применение американцами спутниковой навигационной системы GPS, и испытание электромагнитной бомбы (e-bomb), и серьезное противостояние в Киберпространстве. Особо хотелось бы отметить присутствие в зоне боевых действий подразделения Force XXI, которое специализируется именно на проведении информационных операций. Поскольку его деятельность засекречена, говорить более предметно о его роли в войне довольно трудно.

Пока что можно уверенно утверждать, что Пентагон серьезно обогатился опытом ведения высокотехнологической (или "цифровой") войны, который обязательно будет проанализирован, и будут сделаны соответствующие выводы. И это при том, что на сегодняшний день в Пентагоне и так главное внимание уделяется именно изучению информационной войны (достаточно вспомнить, что инструментарий ведения кибервойны засекречен сильнее, чем информация о ядерной компоненте).


Сергей Дацюк, директор НВФ "Київ-Інформ-Простір"

Прежде всего, когда мы начинаем говорить об американо-иракской войне, то пытаемся понять ее цель. На поверхности лежит та цель, которая американцами заявлена публично, а именно - отстранить от власти Саддама Хусейна, установить на территории Ирака проамериканский режим, который был бы прогнозируемым и контролируемым и, в конце концов, получить доступ к нефти. Второй пласт целей более интересен, тем более он не всегда попадает в центр общественного внимания. Дело в том, что Штаты очередной раз вступили в порочный мобилизационный режим управления. Уже ни один шаг в своем развитии они не могут сделать вне мобилизационного режима. Рубежные события - 11 сентября, война США против Афганистана, последнее вторжение в Ирак - имеют мобилизационный характер в отношении политики, экономики. Они видоизменяют общественное мнение, они серьезно влияют на рейтинг президента США и так далее, т.е. они влияют на жизнь Америки в целом. Кризисный менеджмент вынужден периодически порождать кризисы.

В русле этого понимания мы можем приступить к анализу информационной войны. Данная информационная война это не внутренняя война между политическими силами в обществе, которое в принципе находится в состоянии гражданского мира. Речь идет о том, что нынешняя информационная война - это часть реальной "горячей" войны на мировой арене.

Теперь посмотрим, что же стоит на одной и другой ее стороне. Принято считать, что информационную войну ведут в основном страны коалиции и поддержавшие их страны против остальных государств, так или иначе поддерживающих Ирак. Но это не так. Прежде всего, информационная война против Америки ведется и в тех странах, которые поддержали США. Достаточно только посмотреть на то, как освещаются в них боевые действия. Итог - рост антиамериканизма. Ведь Ирак не обладает никакой мощностью для ведения информационной войны, за него это делают другие страны, которым Ирак только поставляет нужную информацию или даже позволяет иностранным журналистам собирать эту информацию на своей территории. В информационной войне участвуют не противоборствующие стороны, а США и остальной мир.

Информационная война против Америки ведется на нескольких уровнях.

Первый уровень. Война ведется против осуществления заявленных американцами целей, показывая неадекватность целей средствам, используемым для их воплощения.

Второй уровень. Война ведется против того положения, которое сейчас Америка занимает в мире, то есть против ее гегемонии.

Третий уровень. Война ведется за собственные геополитические интересы - каждая страна пытается понять, внутри какого расклада сил она находится. И в этом смысле на третьем уровне информационной войны страны преследуют цель - обосновать свое видение войны, обосновать поддержку тем или иным политическим взглядам внутри своего государства, то есть, так или иначе, преследуют выгоды собственной страны.

Таким образом, каждая страна выбирает свой уровень информвойны в зависимости от того положения, которое она занимает на геополитической оси.

В Украине война ведется только на первом уровне - но не государством, а средствами массовой информации, причем негосударственными.

Наша страна практически не ведет информационную войну против Соединенных Штатов на втором уровне. Она не готова обсуждать глобальные следствия этой войны,
она не готова заявить о своей оппозиции Америке, потому что ее тактическим интересом (а это фактический проигрыш) является возродить отношения с этой страной.

Также мы не ведем войну на третьем уровне. И это является для нас серьезной проблемой. Посмотрите, Россия и Китай ведут информационную войну с Америкой на всех трех уровнях, не говоря уже о таких европейских странах, как Франция и Германия.

Если мы будем применять такой подход при анализе информвойны, то поймем, что уже проиграли ее без боя.


Константин Стогний, главный редактор студии документальных фильмов и специальных проектов телеканала "Інтер", соавтор фильма "Каскад" об информационной войне советских спецслужб в Афганистане, специальный корреспондент телеканала "Інтер" на Ближнем Востоке (до момента начала военной операции США в Ираке)

Информационная война - это неотъемлемая часть проведения любых войн, поэтому соперники не только ведут позиционную борьбу в непосредственном контакте или обмениваются ударами на расстоянии, но и информационно влияют друг на друга - вводят в заблуждение противника, поднимают дух патриотизма или заставляют противостоять врагу представителей его же собственного населения, формируют общественное мнение.

Находясь в Ираке, я не встречал серьезной информационно-идеологической борьбы со стороны Ирака. Американо-английская коалиция наиболее мощно подготовилась к информационной войне, например, создав пресс-центр в Катаре.

Те журналисты, с которыми я общался в Бейруте, Дамаске, Ираке, говорили мне о том, что для того, чтобы освещать события со стороны антииракской коалиции, необходимо было получать разрешение в американском пресс-центре в Катаре, доказывая при этом лояльность этой коалиции, т.е. они не могли вполне объективно освещать войну. Журналисты, работавшие в Багдаде, как мне кажется, делали материалы более объективно.

Иракское руководство ведет информационную войну безграмотно. За разрешение на съемку, да и на все, что, не попадя, телекомпаниям нужно платить порядка 1000 долларов. В этом я не понимаю смысла происходящего со стороны Ирака. Поэтому считаю, что информационную войну он проиграл. И, естественно, проиграет реальную.

Я не встретил в Ираке нормальных специалистов по информационным войнам. В тамошнем Министерстве информации те, с кем я разговаривал, производят впечатление грамотных людей, но почему-то они работают то ли в подчиненных, то ли... я не могу объяснить, как там у них все связано структурно, но информационная война ведется абсолютно безграмотно.

Иракское телевидение, программы которого нам приходилось смотреть, производит в основном довольно-таки отсталые пропагандистские штучки типа выступлений Саддама на совещаниях со своим военным руководством. Ну, можно это посмотреть один раз, но видеть это изо дня в день невозможно. Была попытка как-то все это оживить, когда по телеканалам показали, как Хусейн якобы вышел на улицы Багдада для встреч с людьми. Но ведь уже даже не обсуждается, что это двойник, и на людей в Багдаде не производит никакого впечатления присутствие Саддама на экранах телевизоров.

То, что по-настоящему влияло на иракцев, так это обращение к ним их религиозных деятелей - муфтиев и шейхов. Вот их призывы к сопротивлению оказывали реальное воздействие на людей.

В бейрутском аэропорту я просмотрел несколько газет и журналов на арабском языке. В них перепубликовались из иракских СМИ ужасные фотографии, на которых изображены дети с оторванными конечностями и плачущие матери. Вот это единственное, что могло давить на психику и как-то настраивать иракцев. Но для этого не надо учиться. А чего-то такого, чтобы вдохновило людей, если не на подвиг, но хотя бы на понимание, я не встретил в Ираке.


Микола Ожевандоктор філософських наук, професор кафедри міжнародних комунікацій Інституту міжнародних відносин КНУ імені Тараса Шевченка, завідувач відділу інформаційної безпеки та міжнародних інформаційних відносин Національного Інституту проблем міжнародної безпеки

Справді, друга іракська війна або - як її ще називають - третя війна в затоці позначена виразними ознаками інформаційно-пропагандистської та інформаційно-психологічної операції із використанням усіх відповідних засобів, форм, прийомів, включно з недозволеними.

Зокрема, до успіхів американців треба віднести такі речі: вони заздалегідь передбачили, що араби займуть проіракську позицію, що майже всі арабські засоби масової інформації будуть висвітлювати ситуацію на користь Іраку. І тому вони вжили запобіжних заходів. Зокрема, на це спрямований потужний корпус, так званих фронтових кореспондентів, - більше 600 осіб. Фронтові журналісти вельми потужно підтримали у інформаційному просторі цю операцію.

Щоправда, на їх діяльність накладаються обмеження, зумовлені їх підпорядкованістю військовому командуванню, і багато речей вони не мають права розголошувати. В цьому плані їхні переваги обертаються їхніми вадами.

Якщо ж розглядати військову операцію як специфічний різновид кризового менеджменту, то слід забезпечити насамперед три передумови медіа-інформаційного супроводу. По-перше, - інформування в режимі реального часу. По-друге, - правдивість або хоча б правдоподібність. І, по-третє, - відкритість до спілкування та інтерактивність.

Щодо режиму реального часу, то тут все гаразд. З правдивістю або правдоподібністю звичайно не все гаразд, тому що тут, крім інформування, домішується багато такої звичайної, добре нам знайомої пропаганди, невід’ємної від інформаційно-психологічних операцій. А щодо третьої компоненти, то тут є ще більше проблеми. Адже ми маємо, по суті, два розколотих інформаційних світи. Арабський світ не визнає тієї інформації, яка надходить із західних джерел, тим паче, американських або британських, а західний світ - тієї інформації, яка надходить із арабських джерел. І тут просто доходить до глухоти нерозуміння. Скажімо, проста людина в Єгипті принципово не дивиться, а якщо дивиться, то не сприймає те, що показують американські або західні канали, зате довіряє "Аль-Джазирі" або іншим арабським теле- і радіостанціям.

Я вже на кажу про те, що на сприйняття інформації нашаровується реакція на проведення багатьох суто пропагандистських операцій. Наприклад, йдеться про ту, що була пов’язана з визволенням американської дівчинки на ім’я Джесіка. Вона буцімто була захоплена в полон іракцями, її визволили, вона була дуже поранена. Але згодом виявилось, що вона зовсім не поранена, просто перелякана і шокована війною дівчина. Тож пропагандистський сценарій тут явно не вдався.

Ще більше запитань виникає, коли ідеться про те, що американці і британці вже захопили певні позиції, а далі виявляється, що вони зовсім їх не захопили. Говорять, що вони захопили Басру, а потім з’ясовується, що ні.

Хоча, звісно, з військового погляду такі інформаційно-пропагандистські операції зрозуміти не важко. Потрібно зазначити, що американці також широко застосовують радіо пропаганду, яка дуже ефективна в умовах війни - з їхнього боку працює 15 радіостанцій, різноспрямованих на іракську аудиторію. З іракського боку працює лише десяток радіостанцій.

Одним словом, йдеться про те, що американці називають пі-аром війни, умінням продавати війну. І роблять вони це досить професійно.

Я нагадаю, що до 3 березня відповідне управляння в Держдепартаменті очолювала власниця однієї із найбільших рекламних компаній в Америці пані Шарлота Бірс, яка пов’язана за Коліном Пауелом деякими бізнесовими інтересами. Тобто американці роблять подібні речі чисто за маркетинговими схемами - тут і сучасний пі-ар, і сучасна реклама, і багато чого іншого.

Але весь американський інформаційний інструментарій належить до західної цивілізації і не сприймається ісламо-арабським світом, тобто існують певні речі, узалежнені з культурною несензитивністю, як кажуть теоретики, неврахуванням культурних особливостей цього світу. Тут треба великий "мінус" виставити тим, хто готував цю операцію. Зрештою, можливо, це сталось тому, що надто пізно взялися її готувати. Буквально до осені минулого року нічого не чули про те, що Ірак є такий великий ворог, що з ним треба воювати, потім з’явилася в листопаді відповідна резолюція Ради Безпеки ООН, згодом виявилося, що і її можна проігнорувати. Тобто багато речей робилося в режимі імпровізації. Саме з цим пов’язані і значні прорахунки в інформаційної кампанії. Отже, в цілому тут можна було би поставити "задовільно", але з великим "мінусом".



Тема







ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО в защиту чести и достоинства русского языка - [30.01.2005]



Закрытие IV сессии парламента Украины - [15.01.2004]



Выборы-2003 в России и их влияние на Украину - [10.12.2003]



К вопросу о ксенофобии в Украине - [25.11.2003]



Украина между ЕС и ЕЭП: от "столкновения интеграций" к их совместимости - [15.10.2003]



ЕЭП станет эффективным образованием, если будет работать в формате 1+1. Интервью с Вадимом Карасевым, политологом, директором Института глобальных стратегий - [01.10.2003]



Какая избирательная система позволяет лучше учитывать интересы регионов Украины? - [24.09.2003]



Вступление Украины в ЕЭП: за и против - [17.09.2003]



11 сентября - [11.09.2003]



Власть и левая оппозиция: от конфронтации к поиску компромисса в проведении политической реформы - [29.08.2003]



Станет ли Украина великой курортной державой? - [01.08.2003]



Политическая реформа: какие права должны быть закреплены за президентом? - [25.07.2003]



Политическая реформа в Украине: депутаты подводят первые итоги - [15.07.2003]



"Волинь. Знак біди": українські депутати про фільм і про національне примирення українців і поляків - [04.07.2003]



Украинские и российские политологи о политической реформе в наших странах - [01.07.2003]



Украинская политика и политики. Взгляд Сергея Маркова - [24.06.2003]



К вопросу о спонсорской помощи украинским независимым проектам - [17.06.2003]



"Київський лист" 1968 року - [05.06.2003]



Санкт-Петербургу 300 лет - [02.06.2003]



13%-ая ставка единого налога с физических лиц: положительные и отрицательные моменты - [28.05.2003]



Волинська трагедія 1943 року. Яким має бути український крок до примирення з Польщею - [21.05.2003]



К вопросу о возможной отправке военного контингента Украины в Ирак - [19.05.2003]



Новые левые. Интервью с политологом, бывшим диссидентом Владимиром Малинковичем - [02.05.2003]



Есть ли политические и интеллектуальные перспективы у левых в Украине? - [25.04.2003]



Вступление Украины в ВТО: за и против - [22.04.2003]



Президент и оппозиция: точки соприкосновения и расхождения на пути политической реформы - [16.04.2003]



Мир после войны в Ираке. Взгляд Александра Дугина - [14.04.2003]



Информационная война между США и Ираком - [09.04.2003]



Война между Америкой и Ираком: военный аспект - [08.04.2003]



Так все же, является ли Украина участником антииракской коалиции? - [02.04.2003]



Готовы ли СДПУ(О), "Трудовая Украина" и блок "Наша Украина" жить в условиях "пропорционалки"? - [27.03.2003]



Какими могут быть последствия для мира и Украины в случае начала военной операции США в Ираке? - [18.03.2003]



Скандал вокруг возможной фальсификации бюджета- 2003: политические последствия. - [18.03.2003]



Что должна гарантировать Хартия региональных языков и языков меньшинств? - [12.03.2003]



Законодательная инициатива Президента, касающаяся проведения политической реформы - [07.03.2003]



Мартовский съезд оппозиции - [04.03.2003]



Программа правительства Виктора Януковича - [04.03.2003]



Украина вместе с Белоруссией, Россией и Казахстаном создадут Организацию региональной интеграции - [28.02.2003]















Copyright © 2002-2012 Киевский центр политических исследований и конфликтологии
Copyright © 2002-2012 Центр эффективной политики

При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.






bigmir)net TOP 100