Перейти на главную страницу





главная страница | наши сотрудники | фотобанк | контакт
 



  Цели и задачи Центра  
  Текущий комментарий  
  Тема  
  Автор дня  
  Социология и политика  

  Аналитика  
  Социологические исследования  
  Публикации и интервью  
  Новости  


К вопросу о спонсорской помощи украинским независимым проектам

[17.06.03]

Укрепление и совершенствование демократии в Украине прямо пропорционально зависит от успешного становления и развития гражданского общества, одним из важнейших элементов которого является наличие независимых неправительственных организаций, политологических и социологических центров, СМИ и т.д. Их независимость базируется, в том числе и на независимых от власти источниках финансирования. Украинский капитал пока почему-то не торопится давать деньги местным фондам (как это происходит в "цивилизованном мире"), которые в свою очередь распределяли бы на конкурсных основах гранты между вышеупомянутыми организациями. Когда же это все-таки произойдет? А если и произойдет, то не появится ли у него искушения каким-то образом влиять на деятельность этих организаций?

С другой стороны на помощь украинским независимым проектам приходят иностранные фонды, которые посредством распределения грантов их поддерживают. Каковы их взаимоотношения между собой? Один из вопросов, который в связи с этим дебатируется в нашем обществе, звучит следующим образом: свободны ли в этом случае украинские независимые организации, работающие в политической сфере, от политического и идеологического влияния зарубежных фондов, на деньги которых они осуществляют свою деятельность?

Алена Притула, главный редактор "Украинской правды"

Я убеждена в том, что в современном украинском обществе независимая и свободная пресса может существовать только при поддержке западных грантов и инвесторов. Деньги, полученные в Украине, всегда заканчивается "плачевно". Так или иначе, украинские инвесторы, во-первых, будут диктовать журналистам, что им писать об их политических партнерах или политических оппонентах, а, во-вторых, строго настрого запретят подавать, какую бы то ни было критическую информацию, касающуюся руководства Украины - имею в виду президента Кучму.

Эту ситуацию можно пронаблюдать по всем крупнейшим газетам, которые принадлежат олигархам, по всем телевизионным каналам, которые также принадлежат им.

Что касается зависимости или независимости моей позиции и позиции "Украинской правды" от позиции моих доноров... Сейчас мы сотрудничаем с National Endowment for Democracy, который находится в Вашингтоне. Это организация призвана содействовать развитию демократии во всем мире. Ее цели и задачи полностью совпадают с моим внутренним видением того, как должен развиваться мир - в любом государстве должны развиваться и укрепляться демократия и гражданское общество.

Каким образом финансовые доноры могут оказывать на нас свое идеологическое давление или влияние? Честно скажу, даже чисто технологически я вижусь или встречаюсь с представителями этого фонда иногда раз, иногда всего два раза в году. И то, это происходит потому, что работники этой организации являются влиятельными политологами в Вашингтоне и приезжают сюда в Киев для того, чтобы получить информацию о политической ситуации в Украине из первых рук. Я встречаюсь с ними не как грантополучатель с грантодателями, а как журналист, хорошо знающий ситуацию в нашей стране, с политологами, которые ею интересуются. Т.е. между нами происходит чисто дружеский разговор. Попутно они, конечно же, интересуются ситуацией и в "Украинской правде".

Никогда я не слышала от них ничего такого, что могло бы говорить о каком бы то ни было влиянии, о какой бы то ни было заинтересованности в проведении той или иной позиции или точки зрения. Даже в момент кризиса - во время войны в Ираке, не было никаких указаний, их вообще никогда не бывает. Ну, мало ли... Вот американские средства массовой информации в этот момент пострадали от цензуры. Но нам, по крайней мере, точно никаких указаний не давали, каким образом освещать этот конфликт.

Я считаю, что профессионализм в любой ситуации спасает от любого давления. Когда ты одновременно подаешь точку зрения, которая, например, могла бы понравиться грантодателю или инвестору, с альтернативной точкой зрения, которая полностью уравновешивает или опровергает первую - это является профессионализмом. Когда ты в одном материале можешь представлять несколько позиций и точек зрения - это спасает от любого давления. Последнее не относится к нам, но я бы, например, делала именно так на месте других людей, которые финансируются на деньги украинских инвесторов. Таким образом, можно просто-напросто сказать своему спонсору: "Вот, товарищ, я работаю профессионально, а профессионализм - это то, что может привлечь читателей. Поэтому мы с тобой должны заинтересованы в том, чтобы делать объективное издание".

Пока я еще не знаю журналистов, которые заявили бы так своим украинским спонсорам. Пока в данной ситуации не вижу другого иного выхода, как работать на деньги западных фондов.

Мня тяжело комментировать вопрос о том, когда украинский капитал будет давать деньги на фонды, потому что это зависит от многих факторов. Могу лишь сказать, что это произойдет, благодаря тому, что деловые люди станут сознательными и поймут, что для бизнеса выгодно иметь честные и непредвзятые новости и, естественно, информацию в газете, которым будут доверять люди. Чем больше будет уровень доверия к СМИ, тем большей будет их продаваемость, а значит окупаемость. Не исключено, что это произойдет в ближайшее время. Прогнозировать сложно.


Наталия Лигачева, главный редактор интернет-издания "Телекритика"

Что касается прямого влияния на редакционную политику изданий, существующих на иностранные гранты, то я никогда с ним не сталкивалась. "Телекритика" существует почти два года. Первый год это был грант Федерального правительства США. Сейчас мы работаем на средства американского Национального Института демократии. Частично финансирование на определенные программы и проекты получаем также от Департамента по международному развитию правительства Великобритании (DFID) через британскую консалтинговую компанию TADS. Издание брошюры "Журналистская осень. Дискуссия о политической цензуре в украинских медиа"" для совместного проекта "Телекритики" и Фонда медиа инициатив финансировал фонд Freedom House. Наше последнее исследование о манипуляциях на телевидении, которое на днях выйдет отдельной брошюрой "Телевидение спецопераций", осуществлено при поддержке фонда "Відродження".

Т.е. у нас есть разные грантодатели, с которыми мы работали в течение этих двух лет, и никогда и никто из них не оказывал никакого прямого давления и влияния на нашу политику, на то, о чем мы пишем. В частности, только в готовом виде эти грантодатели получают от нас те же брошюры. Например, "Журналистскую осень", которую мы распространили 2000-м тиражом по всей Украине, грантодатели увидели чуть ли не последними, разумеется, уже отпечатанную. Т.е. ни о каком таком давлении не может идти речь.

С другой стороны, я могу предположить, что кто-то может самоцензурироваться, зная, откуда он получает деньги. Я думаю, что эта проблема действительно может возникнуть в ситуациях, подобных нынешней, когда идут превентивные войны с международным терроризмом, когда шла война в Ираке, когда происходит очень резкий рост антиамериканских настроений во многих странах, и, возможно, самоцензура может иметь место. Но "Телекритика" пыталась в этой ситуации быть максимально объективной. В частности, мы печатали очень острую и неоднозначную дискуссию по поводу роли СМИ в эпоху превентивных войн против терроризма, где высказывались очень нелицеприятные мнения, в том числе и по отношению к политике правительства США. Однако давления со стороны американцев по поводу этой дискуссии на наших страницах не было. Исходя из моего личного опыта, у меня нет оснований думать, что кто-то из грантодателей может оказывать какое-то влияние на редакционную политику таких изданий. Другое дело, что, наверное, наша точка зрения на происходящие в Украине события совпадают с точкой зрения грантодателей.

Что касается того, когда украинский капитал начнет вкладывать деньги в так называемые независимые СМИ, как это происходит, скажем, на Западе... Для этого ему должно быть выгодно использовать СМИ ни как политическое орудие, а как бизнес-проекты. Когда это произойдет? Только в том случае, когда, наконец-то, в Украине осуществится такая трансформация политической системы, когда деньги можно будет зарабатывать не приватизацией государственной власти, тем самым получая преференции, льготы и огромные возможности для получения сверхприбылей, а тогда, когда политическая система будет способствовать становлению нормального цивилизованного рынка, где деньги можно будет зарабатывать исключительно рыночными способами и исключительно в честной конкуренции.

Как известно, медиа во всем мире, и особенно электронные медиа, являются очень прибыльным видом бизнеса (хотя и очень финансовоемким). В него нужно много вложить, но и прибыли очень приличными получаются. И СМИ на Западе их получают тогда, когда проводят более-менее взвешенную информационную, новостную политику. Законы конкуренции не позволяют даже при желании, которое, естественно, всегда есть у крупных бизнесменов, влияющих на политический процесс, приукрасить нечто и предать негативный характер деятельности конкурентов. Объективные законы конкуренции не позволяют переходить меру в этом естественном человеческом желании.

Когда это конкретно произойдет в Украине, я, честно говоря, не знаю. Во всяком случае, до 2004 года этого не будет.

Что касается заключения соглашения о взаимосотрудничестве между редакционным коллективом каналов "НБМ" и "Экспресс-информ" и известным украинским олигархом Петром Порошенко, то я приветствую такую практику. Мне не хочется сейчас высказывать какой-то скепсис по этому поводу. Поживем - увидим. Да, думаю, там могут возникнуть проблемы. Петр Порошенко входит в "Нашу Украину", и когда вокруг его имени развернется пи-ар-война со стороны известных телеканалов, и когда начнут раскручивать дела самого политика, посмотрим, как на это будет реагировать канал НБМ, будет ли он об этом говорить, будет ли он давать объективные комментарии. Практика покажет. Сейчас такое время, что гадать на кофейной гуще не приходится - скоро эти каналы проявят себя. Но то, что заявлено вот такое стремление к открытой, прозрачной редакционной политике СМИ - это важно.


Ирина Бекешкина, научный руководитель Фонда "Демократические инициативы"

Наш Фонд - это неправительственная организация, которая уже десять лет проводит независимые исследования и ищет на это гранты. Как только наши украинские фонды будут их давать, то мы готовы будем их брать. Никакой дискриминации в отношении отечественных и сознательной ориентации только на западные фонды нет. Просто нет таких украинских фондов, которые бы также как и западные проводили конкурсы, которые можно было бы честно выиграть. Во всяком случае, я таких тендеров ни разу не видела за 10 лет нашего существования.

У нашей общественности очень часто существует превратное представление о том, как работают западные фонды. Во-первых, они дают гранты под провозглашенные программы, т.е. конкурс нужно выиграть. И даже наш, достаточно авторитетный, Фонд "Демократические инициативы" не всегда их выигрывал.

Во-вторых, отношения с грантодателем, как правило, сводится к финансовой отчетности. Лично я за 10 лет никогда никакого идеологического давления со стороны западных фондов не ощущала. Достаточно, кстати, посмотреть на результаты фондов, которые работают на западные гранты, чтобы в этом убедиться. Скажем, это касается и последних исследований и нашего фонда, и, например, Центра Разумкова об отношении украинского населения к военным действиям в Ираке. Достаточно с ними ознакомится, чтобы понять это.


Михаил Белецкий, эксперт Киевского Центра политических исследований и конфликтологии

Сама постановка этих вопросов предполагает, что зарубежные спонсоры уже как бы плохие. Они "давят" на представителей наших гуманитарных институций и СМИ, чего-то требуют от них, а вот когда появятся отечественные, то это будет хорошо, в том смысле, что на вышеупомянутые организации никакого давления оказываться не будет. Это так читается между строк. Я с такой постановкой вопроса никак согласиться не могу.

Думаю, что человеку не нужно стесняться того, получает ли он деньги от отечественных спонсоров или зарубежных. Существенен другой момент - каковы требования, которые выдвигаются спонсорами по отношению к данной институции. У меня нет личного опыта работы на гранты от зарубежных спонсоров. Но по тому, с чем мне приходилось сталкиваться в прошлое время, у меня создавалось впечатление, что, они, действительно, распределение грантов проводили с учетом политической направленности потенциального грантополучателя.

Причем это было довольно давно (лет 5-8 назад). У меня тогда было довольно четкое представление о том, что в то время гранты раздавались, прежде всего, тем политологическим центрам, которые зарекомендовали себя правой политической ориентацией (в украинской политической терминологии - национально-демократической). А организациям другого типа - общедемократической ориентации - как правило, гранты "не отпускались".

Чувствовалось ли влияние грантодателя, после получения гранта? Мне кажется, оно исчезало. Люди продолжали работать так, как они работали и до этого.

Что касается перспектив появления отечественных грантодателей, то я отношусь к ним с большим скепсисом. Представим себе, кто будет раздавать эти гранты. Это будут те же самые богатые "новые украинцы" - олигархи. К тому же мы знаем, какие есть средства влияния у властей на самих потенциальных грантодателей и через них на грантополучателей. Полагаю, что там степень контроля будет значительно большей, чем та, что имеется сейчас со стороны зарубежных спонсоров.

При всем том скептическом отношении, которое я высказал к зарубежным грантодателям, думаю, что они гораздо более цивилизованные в работе со спонсируемыми, чем будут наши отечественные. А когда появятся такие, которые, действительно, не будут вмешиваться в работу и т.д.? Думаю, что это произойдет не при нашей жизни.


Василий Стоякин, директор Центра политического маркетинга (Днепропетровск)

Скорее всего, никакой особенной реальной зависимости грантополучателя от грантодателя не существует. Организации, которые предоставляют спонсорскую помощь, чаще всего не навязывают свои правила игры. Мне не приходилось сталкиваться с такими случаями.

Здесь есть две проблемы. Во-первых, всегда надо обращать внимание, на что в первую очередь выплачиваются гранты, а, во-вторых, на их объемы. В частности, последние зависят от направленности. Ни для кого не секрет, что гранты, которые идут на культурные проекты, или проекты в гуманитарной сфере, несколько меньше тех, которые даются на политические проекты. Мне недавно привели пример: человек, который в рамках гранта работает с беспризорными детьми, получает не больше 100 долларов, а консультант, работающий в политическом проекте, связанном со свободой слова, с наблюдением за выборами и т.д., может получать в 10 раз больше.

Грантополучатель тоже может вести себя по-разному. Недавно у нас была возможность увидеть неприятный пример тому, что пока некоторые журналисты получают гранты, то борются за свободу слова, а первое, что делают, когда приходят на новую работу - подписывают соглашение с владельцем телекомпании о том, как правильно она (свобода слова) должна выглядеть на экранах.

Украинский капитал, собственно говоря, готов к тому, чтобы предоставлять гранты, но у нас для этого нет пока законодательного обеспечения. Между прочим, в России это давным-давно уже сделано. Существует масса фондов, которые финансируются российским капиталом, и за счет которых финансируется масса российских культурных и научных проектов. Это хорошо видно, когда открываешь любой толстый российский научный журнал. Там практически после каждой научной статьи есть ссылка на то, что исследование выполнено при поддержке российского фонда. Нам необходимо перенять этот российский опыт.


Ігор Попов, голова правління Комітету виборців України

Щодо впливу тих, хто дає іноземні гранти від міжнародних організацій на українські недержавні організації... Як правило, говориться, що такого впливу немає, але це не зовсім так. Проблемою є те, що грантодавці дуже часто змушують українських грантоотримувачів угадувати, що ж вони повинні таке робити, щоб їх продовжували фінансувати.

Часто причиною цього є те, що демократичні міжнародні організації не можуть диктувати, але дуже прозоро натякають на це. Іншою причиною є те, що часто представники цих організацій, які приїздять в Україну, не можуть правильно сформулювати замовлення, яке вони хотіли б бачити, але можуть оцінити, чи відповідає діяльність власне українців цьому замовленню. На жаль, інколи трапляються і ситуації майже прямого тиску, коли за ці організації пишуть якісь речі, вичитують матеріали.

Я не хотів би називати поіменно фонди, але один із субграндерів великих недержавних грошей в Україні не дає друкувати жодних документів, які видаються на гранти, без вичитки, до цих документів робить зауваження і зміни, які, власне, не є технічними, а є змінами більш політичними. Це скоріше йде, як виключення, тому що, в основному, все-таки диктату немає, рамки досить широкі, в яких грантоотримувачі можуть плавати.

Нам приходилося зустрічатися з подібними проблемами, але з етичних міркувань я не хотів би називати ці фонди, тому що більшість цих проблем потроху вирішувалася. До речі, ще однією причиною таких проблем була ініціатива власне українських працівників фонду, які або самі неправильно розуміли політику фондів, або були зав'язані на якісь сили в Україні і намагалися лобіювати їхні інтереси.

Я думаю, що в найближчому майбутньому вкладення грошей з боку українського капіталу у фонди, які будуть мати дуже незалежні наглядові ради, нам не світить, хоча йде поступова еволюція. Я міг би похвалити в цьому сенсі фонд "Україна - XXI століття", тому що він, дійсно, видає дуже "незалежні" кошти. Ми чуємо про те, що Ходорковський вкладає кошти у фонди, які можуть розподіляти тут гроші. Еволюція іде в ментальності й розумінні наших українських бізнесменів - вони хотіли би вкладати в фонди вільні гроші. Це феномен Нобеля, який усе життя робив динаміт, а потім захотів, щоб його згадували добре й утворив премію. Паралельно йде еволюція власне наших організацій, тому що на сьогодні в Україні є лише лічені організації (не більше 5), які можуть професійно роздавати кошти іншим організаціям, контролювати використання цих грошей, формувати наглядові ради, експертні групи і так далі. Звичайно, коли немає попиту, то немає і пропозиції.


Владимир Скачко, главный редактор газеты "Киiевский Телеграфъ"

СМИ, культурологические, культурные, исследовательские, научные или любые другие гуманитарные организации "свободны" в зависимости от суммы гранта, который они получают. И второе - выдача гранта зависит от того, какое влияние вышеупомянутые организации могут оказывать внутри страны в определенном и нужном для грантодавателя направлении. Следовательно, больше всего получают СМИ и те организации, которые эксплуатируют проблематику, связанную со свободой СМИ и свободой слова, а остальные же живут по остаточному принципу.

Кто еще может получать большие гранты? Прежде всего, те, кто, так или иначе, способствует утечке перспективных мозгов на Запад. То, чем пробавлялся и в чем обвинялся, например, фонд Сороса "Відродження" на первых порах его работы на постсоветском пространстве.

Об украинском капитале и независимых фондах могу сказать следующее. Существует мнение, что капиталист начинает отдавать только тогда, когда 10 лет успешно грабит. Грубо говоря, в Украине нет таких капиталов, которые успешно функционировали в процессе своего накопления и оформились бы в некую стабильную величину, из которой можно, уже не скупясь и "думая о вечном", вкладывать в родное искусство. У нас еще окончательно не сформировались свои Морозовы и Терещенко. К тому же наше законодательство никак не стимулирует меценатство и спонсорство. Например, "Интерпайп" спонсирует модные спектакли в московском театре "Ленком", зарплату актерам и издание программок. Но он не занимается подобным в Украине, потому что та часть бизнеса, которая работает в России, получает какие-то льготы, а в Украине этого нет, даже для зятя президента Виктора Пинчука.


Анатолий Рачок, генеральный директор Украинского Центра экономических и политических исследований имени Александра Разумкова

Западные доноры, представляющие собой, как правило, большие международные фонды, не влияют на идеологическую составляющую исследований, которые проводят украинские исследовательские организации. Это предусмотрено мандатом их деятельности. Могу это подтвердить по опыту работы нашего центра. Мы даем грантовые заявки всем грантодателям, представленным как в Украине, так и за рубежом. Это представительства немецких политических фондов, это Фонд Сороса, Фонд Евразия, это фонды, которые существуют при посольствах иностранных государств, это Фундация Мотта (США), Национальный Фонд поддержки демократии (США) и так далее. Работа эта прозрачна, условия подачи грантов есть на веб-страничках этих организаций, подача заявки проходит тоже прозрачно, как и принятие решения по ним.

Если мы хотим быть нормально интегрированными в европейское или мировое сообщество, то должны знать и эти правила, и уметь по ним работать. Мы ничем не хуже и не лучше аналогичных зарубежных структур. Просто надо обладать информацией, кто и подо что дает, надо иметь справочную литературу и уметь пользоваться Интернетом.

Когда отечественный бизнес сможет поддерживать неправительственный сектор так, как это делается в передовых зарубежных государствах? Передовых по демократической составляющей. Я думаю, что не ранее чем через 5-6 лет, когда будут созданы основы гражданского общества в Украине, когда украинский капитал поймет, что это выгодно для его развития.


К сведению

"Неправительственные организации" теперь не смогут критиковать американскую администрацию

Администрация Джорджа Буша решила "кардинально улучшить имидж Америки за рубежом". Одну из главных ролей в этом процессе американские чиновники отвели неправительственным организациям (НПО). Им официально предложено прекратить критиковать Белый дом и стать "рукой Вашингтона".

"Люди, получающие помощь по каналам НПО, не знают, что за большинством гуманитарных проектов стоит американское правительство. Это возмутительно", - констатировал, выступая перед лидерами общественных организаций, глава Агентства США по международному развитию (USAID) Эндрю Натсиос.

Способ исправления ситуации Натсиос предложил простой: НПО должны объявить, что эта помощь осуществляется на американские деньги и является частью внешней политики США. Отказ практически исключается: Натсиос пообещал, что в этом случае он лично разорвет контракты с "ослушниками" и найдет новых партнеров. "И общественные, и коммерческие организации - рука правительства США", - заявил он.

Выбор сотрудничающим с USAID неправительственным организациям предстоит непростой. И вопрос тут не только в моральной стороне дела. "Американское правительство действительно является спонсором многих программ помощи, которые осуществляются общественными организациями, - говорит "Известиям" руководитель одной из российских НПО, попросивший не называть его имени. - В принципе, доноры практически всегда предполагают, что при осуществлении финансируемой ими программы будет сделана ссылка на его участие. Все последние опросы показывают: в большинстве стран к США и политике Буша относятся негативно. В администрации, видимо, полагают: если афганцы или иракцы будут есть консервы из посылок со штампом "получено от правительства США", это отношение изменится. Что, кстати говоря, не факт. Более того, в результате подобной "рекламы" может измениться отношение населения к работающим в этих странах сотрудникам НПО. Обычно такие организации долго налаживают контакты на месте, и удается им это именно благодаря тому, что они позиционируются как независимые. Информация, что на самом деле они являются "рукой Вашингтона", может обернуться для этих людей потерей не только хороших отношений с населением, но жизни".

Еще одно условие продолжения сотрудничества USAID с НПО - прекращение контактов "общественников" с прессой. Несколько неправительственных организаций, получивших контракты USAID, были уведомлены, что отныне все просьбы журналистов о комментариях должны идти через Вашингтон. Мэри МакКлаймонт, глава союза "InterAction", куда входят 160 НПО, назвала это требование "беспрецедентным". "Это выглядит так, как будто НПО больше не являются независимыми и не могут сами говорить о том, что видят и слышат", - заявила она.

"НПО создали свои собственные правила и настаивают на том, чтобы правительство и корпорации им следовали", - считают в одном из крупнейших аналитических центров США - American Enterprise Institute, известном связями с администрацией Буша. "Необычайный рост активности НПО в сфере защиты либеральных ценностей угрожает независимости конституционной демократии", - говорится в пресс-релизе, который институт подготовил к организованной им конференции с многозначительным названием - "Неправительственные организации: растущая власть меньшинства неизбранных".

Главным результатом конференции стало появление интернет-проекта "Наблюдение за НПО" (NGO Watch). Задача его авторов - ответить на целый ряд вопросов: "Влияют ли НПО на международные организации - такие, как ВТО? Что стоит у них на повестке дня? Кто руководит этими группами? Кто их финансирует? Кому они подотчетны?"

На сайте, недавно появившемся в Сети, можно найти список из почти 170 неправительственных организаций, по которым планируется составить базу данных. На данный момент охватить удалось лишь 10.

Одной из первых на сайте появилась информация о правозащитной организации - "Хьюман Райтс Уотч". Информация содержит сведения об инициативах организации, руководстве, годовом доходе, адресе штаб-квартиры, статусе в США и - отдельно, в черной рамке - то, что с точки зрения создателей сайта является компроматом. Это - защита прав сексуальных меньшинств, консультирование по проблемам однополых браков, отстаивание интересов геев в армии и требование освободить некоторых террористов из заключения на базе Гуантанамо.

Для сотрудников "Хьюман Райтс Уотч" занесение их в "черный список" сюрпризом не стало. "Нынешняя администрация очень избирательно относится к правам человека, - сказал "Известиям" работающий в нью-йоркской штаб-квартире организации Дидерик ЛОХМАН. - Она преследует свои цели. Когда иракцы показывали по телевидению американских военнопленных, администрация сразу заявила, что это нарушение Женевской конвенции. Но сама она тоже нарушает Женевскую конвенцию в Гуантанамо. В США общество делится на две части. Одна - прогрессивная, которая поддерживает правозащитные организации. Но есть и другая - большой контингент чрезвычайно консервативных людей, которые никогда не любили нашу организацию. Чаще всего это люди, живущие на юге США, где существует так называемый "Библейский пояс". Им не нравится наша позиция по многим пунктам. Хотя когда мы защищаем миссионеров в России, они нас любят, и мы становимся хорошими. Но когда мы говорим, что нельзя дискриминировать геев и лесбиянок, - мы плохие, потому что это их не устраивает. Конечно, правительству гораздо удобнее иметь дело с людьми из GONGO (Governmentally Organised NGO) - НПО, организованными правительством. Тем не менее, пока на нас никакого нажима по официальной части не оказывается, и, я думаю, вряд ли оно возможно".

Между тем, рычаги влияния на "непослушные" НПО у администрации есть. Практически все НПО, работающие в Америке, имеют тот или иной статус налогового благоприятствования. И как знать, не произойдут ли в нем изменения после того, как инициаторы проекта "Наблюдая за НПО" разделят общественные организации на "полезные" и "вредные".

Правозащитники спорят с командованием США

Правозащитная организация "Хьюман Райтс Уотч" подготовила специальный доклад "Жесткий ответ США в Эль-Фаллудже", посвященный инцидентам 28 и 30 апреля в этом иракском городе.

Выводы расследования противоречат заявлениям командования США. Так, по официальной версии, открытие огня по демонстрантам вблизи места расположения 82-й воздушно-десантной дивизии было спровоцировано обстрелом со стороны местного населения. Эксперты "Хьюман Райтс Уотч" не обнаружили никаких доказательств этой стрельбы. Результаты обследования места происшествия свидетельствуют не о "прицельном ответном огне", а о плотном интенсивном обстреле демонстрантов из оружия разных калибров, который был начат в ответ на забрасывание камнями.

В докладе отмечается: "американские формирования не подготовлены к выполнению полицейских функций". Кроме того, на вооружении войск США в Ираке отсутствуют "нелетальные средства подавления массовых беспорядков" - такие, как слезоточивый газ.



Тема







ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО в защиту чести и достоинства русского языка - [30.01.2005]



Закрытие IV сессии парламента Украины - [15.01.2004]



Выборы-2003 в России и их влияние на Украину - [10.12.2003]



К вопросу о ксенофобии в Украине - [25.11.2003]



Украина между ЕС и ЕЭП: от "столкновения интеграций" к их совместимости - [15.10.2003]



ЕЭП станет эффективным образованием, если будет работать в формате 1+1. Интервью с Вадимом Карасевым, политологом, директором Института глобальных стратегий - [01.10.2003]



Какая избирательная система позволяет лучше учитывать интересы регионов Украины? - [24.09.2003]



Вступление Украины в ЕЭП: за и против - [17.09.2003]



11 сентября - [11.09.2003]



Власть и левая оппозиция: от конфронтации к поиску компромисса в проведении политической реформы - [29.08.2003]



Станет ли Украина великой курортной державой? - [01.08.2003]



Политическая реформа: какие права должны быть закреплены за президентом? - [25.07.2003]



Политическая реформа в Украине: депутаты подводят первые итоги - [15.07.2003]



"Волинь. Знак біди": українські депутати про фільм і про національне примирення українців і поляків - [04.07.2003]



Украинские и российские политологи о политической реформе в наших странах - [01.07.2003]



Украинская политика и политики. Взгляд Сергея Маркова - [24.06.2003]



К вопросу о спонсорской помощи украинским независимым проектам - [17.06.2003]



"Київський лист" 1968 року - [05.06.2003]



Санкт-Петербургу 300 лет - [02.06.2003]



13%-ая ставка единого налога с физических лиц: положительные и отрицательные моменты - [28.05.2003]



Волинська трагедія 1943 року. Яким має бути український крок до примирення з Польщею - [21.05.2003]



К вопросу о возможной отправке военного контингента Украины в Ирак - [19.05.2003]



Новые левые. Интервью с политологом, бывшим диссидентом Владимиром Малинковичем - [02.05.2003]



Есть ли политические и интеллектуальные перспективы у левых в Украине? - [25.04.2003]



Вступление Украины в ВТО: за и против - [22.04.2003]



Президент и оппозиция: точки соприкосновения и расхождения на пути политической реформы - [16.04.2003]



Мир после войны в Ираке. Взгляд Александра Дугина - [14.04.2003]



Информационная война между США и Ираком - [09.04.2003]



Война между Америкой и Ираком: военный аспект - [08.04.2003]



Так все же, является ли Украина участником антииракской коалиции? - [02.04.2003]



Готовы ли СДПУ(О), "Трудовая Украина" и блок "Наша Украина" жить в условиях "пропорционалки"? - [27.03.2003]



Какими могут быть последствия для мира и Украины в случае начала военной операции США в Ираке? - [18.03.2003]



Скандал вокруг возможной фальсификации бюджета- 2003: политические последствия. - [18.03.2003]



Что должна гарантировать Хартия региональных языков и языков меньшинств? - [12.03.2003]



Законодательная инициатива Президента, касающаяся проведения политической реформы - [07.03.2003]



Мартовский съезд оппозиции - [04.03.2003]



Программа правительства Виктора Януковича - [04.03.2003]



Украина вместе с Белоруссией, Россией и Казахстаном создадут Организацию региональной интеграции - [28.02.2003]















Copyright © 2002-2012 Киевский центр политических исследований и конфликтологии
Copyright © 2002-2012 Центр эффективной политики

При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.






bigmir)net TOP 100